Пивоваров Анатолий Васильевич, генерал-майор в отставке

мая 13, 2010

Пивоваров Анатолий ВасильевичВ 1941 году я оканчивал 4-й курс МЭИ. 22 июня в 12 часов по радио выступил Председатель Совета  министров Молотов и сообщил о нападении гитлеровской Германии на СССР. Мы с другом сразу же решили идти в райвоенкомат записываться добровольцами. Уже в 16 часов у райвоенкоматов выстроились громадные очереди желающих отправиться на фронт. Нам объяснили, что студентов старших курсов в армию не берут. Но с 1-го июля студентов направили на оборонные работы под Вязьму. В ночь на 3 июля немцы бомбили железнодорожный узел Вязьму. Взрывной волной меня отбросило и оглушило, по ноге чиркнул осколок. Ногу перевязали, а слух был частично потерян на несколько дней, так что обращения Сталина к народу 3 июля я почти не слышал.

С оборонных работ в полк народного ополчения попал благодаря тому, что опекавший нас лейтенант отобрал тех из нас, кто владел винтовкой. Он же и командовал нами в ополчении и многим из нас спас жизнь своими своевременными подсказками, советами, а когда надо — командами.  Первого фашиста убил во время высадки парашютного десанта немцев на наши позиции. Немцы не любили рискованных затяжных прыжков, за 300-400 метров до земли они уже раскрывали парашюты.  Я лежал на выбранной позиции и увидел, как ветерком на меня несёт парашютиста-десантника. Я  прицелился, выстрелил. Фигурка под парашютом задёргалась. После ликвидации десанта я подошел, посмотрел на убитого немца: совсем молоденький парнишка…

Победить в войне моторов можно было лишь при наличии высокообразованных технических военных специалистов. В соответствии с указом товарища Сталина для  экстренной подготовки таких специалистов в военные академии  направлялись студенты технических ВУЗов, ушедшие на фронт со старших курсов. Так я стал слушателем Высшей военной академии, которая с осени 41-го дислоцировалась в Йошкар-Оле.  Но военная обстановка вынуждала направлять в действующую армию и слушателей академии. Поэтому в июне 43-го я был направлен во 2-ю воздушную армию уже по профилю своей военной специализации — радиосвязи. Ещё не имея офицерских погон, был заместителем начальника штаба по радиосвязи, руководил группой офицеров, обеспечивавшей бесперебойную радиосвязь армейской авиации. Для выполнения этой задачи часто приходилось работать на борту самолёта в боевой обстановке.  Наша армия участвовала и в Курской битве, с воздуха поддерживая действия танковых частей.  Сражение под Прохоровкой видел с борта самолёта: зрелище страшное, впечатление — за гранью реального, абсолютно фантастическое.

Перелом в войне позволил командованию отозвать слушателей академий из действующей армии для завершения военного образования. Так я продолжил обучение и в начале 1944 года окончил академию, получив специальности радиоинженера и штурмана. В НИИ военно-воздушных сил, куда я был направлен, проходили испытания все технические системы ВВС, от самолётов до их оснащения. Новые системы испытывались в воздухе, как правило – в боевой обстановке. Радиоаппаратура по наведению самолётов на цель с применением первой советской телевизионной системы была разработана в 1944 году, и её испытание было решено начать в декабре 1944 года. Очередной вылет с испытуемым оборудованием на борту состоялся 30 апреля 1945 года. Я вылетел штурманом в составе экипажа самолёта,  который держал курс на Бреслау, упорно оборонявшийся противником, в составе которого были и власовцы, и сдавшийся одним из последних.  При выходе на цель (вражеский аэродром) с последующим бомбометанием попали под обстрел немецкой зенитки. Наш самолёт, подбитый зенитным снарядом, чудом дотянул до своего аэродрома, но не смог выпустить шасси и приземлился на «брюхо». Очнулся я только в госпитале и узнал, что у меня ампутирована нога, которую перебило при аварийной посадке самолёта. Так в госпитале я и встретил день Победы. На мои рапорты о демобилизации в связи с увечьем, последовал ответ: «Нам нужна не Ваша нога, а Ваша голова». Так я остался в Армии, в оборонной науке, которой отдал лучшие годы своей жизни, самые интересные и самые плодотворные.

Возвращаясь к впечатлениям о войне, хочу сказать, что война — это тяжёлый и смертельно опасный труд. Героическое превалирует в её победных итогах, а будни войны насыщены физическим и нервным напряжением и тяжёлыми, трагическими переживаниями. Вынести всё это, не сломиться может только верный долгу и сильный духом человек. Война показала, что страна, руководимая Сталиным, сумела воспитать и подготовить таких людей к жесточайшей войне.

А тяжкое, трагическое на войне связано с гибелью боевых друзей. И первая мысль: а ведь и я мог быть на его месте. А вторая мысль: что же надо делать, чтобы уничтожить врага, не дав ему уничтожить тебя. Эта мысль дисциплинировала, помогала приобретать навыки, выручавшие в бою. Ещё одно тяжкое впечатление войны — это страдания,

выпавшие на долю мирного населения, находившегося как в зоне военных действий, так и в тылу. Ведь враг позволял себе издеваться над населением оккупированных сёл и городов, как хотел, не ограничивая себя в способах насилия вплоть до массовых убийств. Тяжело было наблюдать последствия этих злодеяний. Ведь военный человек вооружён, он может защитить себя силой оружия. Как же можно оружие обращать против безоружных? Действия варваров, присвоивших себе звание высшей расы,    вызывало одно чувство — ненависть. И образумить этих варваров можно было лишь одним действием — уничтожением.

В связи с широким обсуждением темы Великой Отечественной войны в преддверии 65-ой годовщины со дня Победы, считаю необходимым заявить, что не разделяю замалчивания роли Сталина в достижении Победы. Индустриализация страны, проведённая перед войной под руководством Сталина, создала те производственные мощности, которые обеспечили армию вооружением, по качеству и количеству превосходящим к концу войны вооружение вермахта, вырабатываемое всей Европой. У Сталина была полная уверенность в нашей Победе. Его слова «Враг будет разбит, победа будет за нами», сказанные в самом начале войны,  вселяли уверенность в победе в души бойцов и тружеников тыла. Народ знал, что Сталин оставался на своём посту в Москве даже в самые напряжённые  и опасные для столицы дни. И это укрепляло веру людей в победу. Сталин знал, что после победы предстоит грандиозная работа по укреплению и развитию промышленной и оборонной мощи страны, поэтому оберегал во время войны кадры талантливых учёных, конструкторов и инженеров, создавал все условия для их творческого роста и в военное время. Поэтому быстрое восстановление народного хозяйства после войны и мощный экономический рывок страны были обеспечены работой не только рабочих и крестьян, но и творчеством сбережённых в военное лихолетье научных и инженерно-технических кадров, среди которых были и такие выдающиеся учёные, как Королёв и Курчатов. Как Верховный Главнокомандующий и Председатель Совета обороны Сталин обеспечил такой уровень мобилизации фронта и тыла, благодаря которому за два года войны был достигнут стратегический перевес над противником, завершившийся его полным разгромом. Это — исторический факт. А разговоры о войне без признания выдающейся роли Сталина в достижении Победы — это историческая ложь.

Комментариев нет в "Пивоваров Анатолий Васильевич, генерал-майор в отставке"

Ваши мысли приветствуются!

Имя : 
E-Mail : 
Сайт : 
Комментарий :