Интервью мужественного человека, показывающее ангажированность Страсбурского правосудия. Альгирдас Палецкис еще раз о событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе

января 13, 2013

Альгирдас Палецкис

В канун 13 января гостем читателей «Литовского курьера» стал Альгирдас Палецкис. Что неудивительно, поскольку слова «события 13 января у вильнюсской телебашни» и «Палецкис» с недавних пор едва ли не синонимы. Чтобы убедиться, достаточно в любой поисковой системе набрать часть этой формулы. Публикуем без купюр эту интересную беседу из «Литовского курьера» об исторической правде и ее интерпретации.

– Господин Альгирдас, подвергнув сомнению официальную версию о событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе, вы как бы стали их неотъемлемой частью. Почему ответная реакция ваших противников оказалась столь быстрой, многоплановой и брутальной?

– Для такой реакции политических элит есть несколько причин. Во-первых, сомнения в истинности официального взгляда на события 13 января звучали и раньше из уст председателя парламентского комитета по национальной безопасности и обороне Витаутаса Петкявичюса и автора книги «Сквозь тюремную решетку» Юозаса Куолялиса. Кстати, их взгляды старались всячески замалчивать, списывая на возраст и чуть ли не старческий маразм.

Читать дальше…

За витриной “американской мечты”.

декабря 16, 2008

За витриной "американской мечты"В Соединенных Штатах Америки, пожирающих до 40% мировых ресурсов, в Нью-Йорке, этой рекламной витрине и столице капиталистического мира, представители местного среднего класса начинают активно “осваивать” контейнеры с объедками. К мусорным бакам их гонят растущие цены на продукты, которые нынешняя мировая экономическая система не может ни обуздать, ни компенсировать даже основным ее выгодополучателям – американцам.

О роющихся в контейнерах нью-йоркцах рассказывает не “Советская Россия” и даже не Первый канал российского телевидения, а авторитетная газета “The Times”.

Из-за высоких цен ньюйоркцы роются в мусорных баках в поисках бесплатной еды.

Эти люди называются “фриганы” – и они стремятся проникнуть к мусорным контейнерам с остатками еды из сетей ресторанов быстрого обслуживания до того, как это сделают мусорщики.

Растущие цены на продукты питания приводят все больше нью-йоркских представителей среднего класса в ряды необычной организации, которая занимается “разгребанием мусора” в контейнерах с объедками.

Вылазки за отходами осуществляются в рамках растущего движения “фриганов”, которое быстро обретает популярность по мере того, как ньюйоркцам становится все сложнее сводить концы с концами.

Фриганы (от англ. free – “свободный” и vegan – “вегетарианец”) вечерами роются в мусорных баках и пакетах для мусора в поисках пищи, пригодной к употреблению, и выброшенных предметов обихода, таких как стеллажи или кухонная бытовая техника, которые могут быть использованы заново.

Дженет Кэлиш, преподаватель из Куинса и участник движения freegan.info, которое занимается организацией мероприятий по разгребанию мусора и вылазок за отходами, сообщила The Times, что число его членов увеличивается. “Все больше людей занимается разгребанием мусора – среди них есть такие, кто раньше не волновался из-за роста цен на продовольствие, а теперь вот забеспокоился. Мы видим, что все больше людей приходят на наши вылазки за отходами”, – заявила она.

По словам Кэлиш, фриганы не роются в домашних отходах – “это настоящий мусор, объедки и испорченная еда, ну вы понимаете”, но копаются в отходах нью-йоркских предприятий быстрого питания, таких как Dunkin’ Donuts, Starbucks, Pret a Manger и сетей супермаркетов D’Agostino и Gristedes.

За витриной американской мечты“Компании обычно выкладывает остатки пищи в пластиковых пакетах на тротуары около девяти часов вечера. Примерно через час приходят мусорщики и забирают их. Мы стараемся приходить туда первыми. Это не так шокирующе, как кажется. Еда в мусорном контейнере – это просто большой пакет с продовольствием.
Так как она лежит на тротуаре, она не является частной собственностью, а потому мы не посягаем на чужие владения», – отметила она.

Кэлиш, которая сказала, что не знает, сколько фриганов насчитывается в Нью-Йорке, утверждает, что никогда не заболевала из-за потребления пищи из контейнеров, но добавила, что всегда будет советовать новым участникам движения не трогать мясо. “Оно может быть испорченным, и, кроме того, мясо всегда опаснее”. Другой фриган, который отказался назвать свое имя, сообщил: “Я всегда беру пять-шесть пакетов с сэндвичами из Pret a Manager по дороге домой с работы. Ничего особенного в этом нет. Это запечатанные пакеты с сэндвичами. Я кладу их в сумку, съедаю один сам, предлагаю остальные коллегам и друзьям и раздаю бездомным в метро по пути домой. Еда сейчас такая дорогая, что я не могу не делать этого. По моим подсчетам, я экономлю на разгребании мусора и вылазках за отходами 50 долларов (25 фунтов стерлингов) в неделю”.

Кэлиш добавила: “Бананы – это настоящая находка. Вы открываете пакет и не верите своим глазам: перед вами около 100 прекрасных бананов, выброшенных, возможно, потому, что в магазин завезли новую партию, а эта была не такой свежей”.
За последние два года американцы столкнулись с ростом цен на продукты питания и на топливо, вызванным повышенным спросом на этанол, чистое биотопливо.
Вашингтон увеличил субсидии американским фермерам в качестве стимула к выращиванию зерна для производства этанола, который вырабатывается из продуктов брожения кукурузы. Так как цены на зерно повысились, увеличилась и стоимость содержания молочного скота. С 2006 года цены на молоко в США выросли вдвое, цены на зерно взлетели, а растущие цены на нефть привели к повышению затрат на распространение других видов продовольствия, таких как фрукты и овощи.
В прошлом месяце крупнейший в мире ретейлер Wal-Mart был вынужден ограничить продажи длиннозерного риса с целью защиты поставок. Компания утверждает, что такие предприятия, как рестораны, запасаются зерном, так как боятся дальнейшего роста цен.
В прошлом году Гарвардский университет подсчитал, что американский средний класс переживает наихудшие финансовые тяготы с 1950-х. Семьи сталкиваются с растущими ценами на продовольствие и топливо, ужесточением условий предоставления кредита, снижением цен на жилую недвижимость и ростом страховых взносов по здравоохранению.

Тепловая смерть капитализма.

декабря 16, 2008

Тепловая смерть капитализма.Наползающим мировым экономическим кризисом дирижирует новый экономический феномен – агфляция, то есть рост цен на продовольствие, прежде всего – в странах третьего мира.

Как отмечает газета “Ведомости”:

“Рост агфляции начался два года назад, отмечают аналитики Goldman Sachs . Индекс цен на продовольствие, используемый Goldman Sachs, в прошлом году показал рост на 41% против 28% в 2006 г. За январь — февраль 2008 г. он вырос уже на 8,5%.

Глобальный дисбаланс спроса и предложения — причину скачка продовольственных цен — поддерживают два источника, пишет Goldman Sachs: использование агросырья для производства биотоплива и изменение рациона жителей развивающихся стран, все больше потребляющих мясо. Несмотря на то что в Китае цены на свинину за прошлый год выросли на 58%, покупатели каждое утро выстраиваются в очереди за мясом, делится наблюдениями германский еженедельник Der Spiegel” .

Дальше комментарии “Ведомостей” совсем уж пессимистичны:

“Мир попал в “колесо несчастья”, рисуют перспективы аналитики HSBC: быстрый рост развивающихся экономик ведет к росту цен на нефть, продовольствие и металл; рост цен на эти товары сокращает покупательную способность в странах развитого мира; сокращение спроса порождает страх рецессии, в итоге ФРС и другие центробанки вынуждены идти на снижение процентных ставок. Привязка к доллару не позволяет развивающимся странам укреплять свои валюты, провоцируя новый круг повышения цен на сырье”.

Поклонники демагогии о либеральном саморегулирующемся рынке могут с разбега убить себя об стену. Мировая экономика споткнулась именно на том, о чем все последние годы говорили постмарксисты и сторонники мирсистемной школы, — на относительном уравнивании возможностей и потребностей жителей эксплуатируемых стран Третьего Мира и эксплуатирующих лидирующих капиталистических стран.

До недавнего времени громадным “мировым пролетарием”, фактически кормившим своим трудом половину западного мира был многомиллиардный Китай с его дешевой рабочей силой, которой нужны были чашка риса в день да три тряпки на год. Сегодня, как отмечают аналитики, этот ресурс исчерпан:

“Долгое время источником низкой мировой инфляции был китайский рынок труда, отмечает Merrill Lynch: трудовые издержки на единицу продукции в Китае снижались на 4,5% в год вплоть до 2004 г., дешевый китайский экспорт поддерживал мировые цены на низком уровне. По оценкам ФРС, дешевизна китайской рабочей силы способствовала снижению инфляции в США на 1 процентный пункт. Однако ресурс дешевой рабочей силы почти исчерпан: издержки на труд в Китае в 2005 г. выросли на 1,5%, в 2006 г. — на 2,9%, а в 2008 г. с учетом укрепления юаня к доллару достигнут уже двузначной цифры. Зарплаты в Китае растут, осталось всего лишь 50 млн низкооплачиваемых работников, пишет Merrill Lynch. И этот ресурс будет исчерпан быстрее, чем кажется, — в 2009-2010 гг., предупреждает инвестбанк” .

50 миллионов рабов “мирового рынка” из почти миллиарда трудоспособного населения Китая. Для капиталистической системы это действительно катастрофа. Капитализм как таковой основан не только и не столько на свободе частного предпринимательства, сколько на зональном разделении труда и прибылей между центром и периферией. Центр богатеет за счет того, что вещи, которые можно продать по достаточно высокой цене, изготовляются где-то по очень низкой себестоимости прежде всего за счет низких затрат на труд. Причем неважно – каким путем, экономическим или внеэкономическим принуждением, будет обеспечена эта низкая себестоимость, именно поэтому в рамках глобальной капиталистической системы легко могут уживаться рабство, крепостничество, репрессивная диктатура и т.д. Главное, чтобы труд был достаточно дешев.

Запад очень скоро вытеснил основную часть производств с периферии своих городов, где началась классовая война предпринимателей и профсоюзов, на мировую периферию, где даже деколонизация не смогла дать подлинного экономического равноправия. Точнее напротив, именно деколонизация, снявшая с западных стран ответственность за уровень жизни в Третьем мире, и стала наиболее эффективным средством “снижения себестоимости”.

Но теперь уже ничего не помогает, сколько-нибудь квалифицированные и работоспособные трудовые ресурсы Третьего мира фактически исчерпаны, последний великий резервуар трудолюбивых рабочих – Китай, иссяк. Все возрастающее население Азии и Африки, если смотреть на дело глазами западного обывателя, “зажралось”. Подумать только — хотят мяса и требуют за свою работу денег.

Тем самым сбываются пророчества Иммануила Валлерстайна и многих других социологов и экономистов о “тепловой смерти” капитализма. В такой смерти нет ничего невозможного, ведь фактически именно так скончался Римский рабовладельческий мир — права провинциалов уравнялись с правами италиков, приток рабов иссяк, содержание рабов стало дорогим, а держать их в свинских условиях стало рискованно. И античная экономическая система полностью умерла, поскольку только на абсолютном бесправии и голодном существовании рабов можно было получать ту “разницу” между себестоимостью и ценой, между необходимым для минимального выживания и произведенным и которую марксисты потом обозначили как прибавочный “продукт”. А ведь именно этим прибавочным продуктом, нравится это кому-то или нет, оплачивались пирамиды и александрийские библиотеки, войны Цезаря и Помпея, речи Цицерона и стихи Вергилия. Столкнувшаяся со “схлопыванием” этих ножниц античность попросту умерла, — всюду, где не сумела гладко перескочить на новые рельсы централизованного “бюджетного государства” Византии.

Нечто похожее, скорее всего, случится и с капитализмом. При естественном ходе событий, разумеется. Но бывает ведь еще и ход противоестественный, то есть искусственное разорение, искусственно опускание определенных регионов с целью снижения их “рыночной цены”.

Собственно с момента кризиса 1973 года, ставшего первым ударом похоронного колокола по капитализму мировая история это череда таких “схлопываний”, позволяющих Западу поддерживать приемлемый для него уровень. В 1970-х это были тогдашние лидеры развивающихся стран в Латинской Америке и Африке (а ведь до того страны Африки развивались довольно динамично) попросту стертые в порошок политикой МВФ. После небольшого сеанса западного “самоедства” — “распродажи фамильного серебра”, как характеризовал Гарольд Макмиллан политику тэтчеризма, наступила эпоха колоссального разграбления обманутой и либерализуемой России. А поскольку даже слибераленного в России было недостаточно, в конце 1990-х сделали еще и подсечку странам ЮВА, в особенности непокорной Малайзии.

Политика “неоконов” в США по прямому ограблению некоторых стран и обмену экономической и финансовой мощи на территориальный контроль – это ведь не прихоти бушизма, а суровая необходимость для американской, точнее транснациональной олигархии, если та хочет выжить. Впрочем и неоконской политики уже недостаточно, требуется масштабное “обнуление” крупного региона — лишь после этого толкающее капитализм к гибели “колесо несчастья” немного притормозится. Лучше всего, конечно, для этой цели подойдет Китай, огромное население которого по мнению некоторых “слишком” зажралось. И та свистопляска, которая началась вокруг пекинской олимпиады лучше всего показывает, что интересы китайцев и интересы лидеров мирсистемы пришли в серьезное противоречие и значительные усилия будут направлены на снижение “капитализации” Китая, уровня жизни его граждан, внешнего престижа и т.д.

Это, конечно, дело прежде всего самих китайцев. Хотя элементарная мстительность за то, что было сделано с нашей страной в 1990-е заставляет желать Западу неуспеха. Но проблема вот в чем — наряду с Китаем на острие удара Запада будут и наши интересы. От нас будут не мытьем так катанием добиваться удешевления нефти, а заодно и попытаются подрезать наши собственные дешевые трудовые ресурсы на которых только и растет наша экономика. Причем ошибутся те, кто решит, что ради этого “наших” украинцев, молдаван и таджиков увезут в Иллинойс. Ничего подобного, – их оставят здесь, но только работать они уже будут не на нас и даже не на наших нуворишей, а на западного предпринимателя и потребителя.

Наша территория и ресурсы + их рабочие, вот формула, которая на какой-то момент тепловую смерть капитализма пожалуй могла бы отсрочить… Так что может пусть лучше его подыхает. Главное вспомнить вовремя, что мы, русские, умеем не только делать ракеты и качать нефть, но и сеять хлеб, который в нашем мире опять становится стратегическим ресурсом.

Социалистическая перспектива в России после Путина.

декабря 16, 2008

Социалистическая перспектива в России после Путина.Человечество оказалось в очевидном тупике. Нет идей, непонятны ни цели, ни смысл дальнейшего развития. Экономический кризис приобретает перманентный характер. Созданные производительные силы не могут дальше развиваться в рамках капиталистических производственных отношений. Все дошло до своего последнего предела, включая возможность насилия над природой. За сохранение капитализма человечество буквально с каждым днем вынуждено будет платить все большую и большую цену.

“Железная пята”, стоящая на страже интересов капитала, не сможет разрешить противоречия между центром и периферией, как не сможет остановить и рост социального напряжения в странах империалистического центра.

Переход к социализму, строю основанному на общественной собственности на средства производства является единственным выходом из капиталистического тупика. В этом основа исторического оптимизма коммунистов, не покидающего их даже во времена, когда дело коммунизма представляется безнадежно проигранным.

Замечательный советский марксист Мих. Лифшиц в статье “Ветер истории” писал:

“Самым большим достоянием этой державы (социализма – Д.Я.) по-прежнему остается моральное преимущество, ветер истории, дующий в сторону коммунизма. Вот что дороже всего, ибо эту силу нельзя организовать или купить. Она существует сама по себе, независимо от людей, и, в свою очередь, требует от них величайшей ответственности”.

Ветер истории, сила независимая от людей существует. Поэтому реакционеры и циники обречены, несмотря на то, что на их стороне правительства, парламенты, законы, суды, полиция и армия, индустрия по промывке мозгов. Придет время и все это потеряет силу. Причем, как обычно бывает, система реакции начнет стремительно рушиться в период своего наивысшего могущества.
Не стоит впадать в отчаяние, если сегодня вдруг мы не видим тех общественных сил, на которые смог бы опереться социализм. Известно, что Ленин в январе 17-го говорил, что, мол, мы старики до революции не доживем. И действительно едва ли в тогдашнем обществе имелись в достатке силы способные повернуть к социализму. И вдруг повернули. Значит, откуда-то эти силы взялись. Они были рождены объективной необходимостью и широким пробудившимся народным движением, в которое горстка большевиков внесла элемент сознательности. Всему свое время. Никаких серьезных политических сил способных поставить Россию на путь социализма и сегодня невозможно увидеть, пока самим объективным ходом развития не запущена логика революции, превращающая толпу обывателей в народ. У большевиков такая сила появилась только после июньских дней и корниловского мятежа, когда наступило разочарование в эсеро-меньшевистских Советах.

Обратимся еще раз к Мих. Лифшицу:

“Эта связь между “движущей силой исторических событий” и развитием народного самосознания предполагает умение ждать в периоды замедленного, подпочвенного развития общественного кризиса, требующие выдержки, даже стоицизма. Вера в неизбежность поворота — не последний по своему значению вывод из материалистического понимания диалектики необходимости и свободы… Марксизм, в отличие от других теорий, отделяющих нравственное добро от внешних фактов, основан на убеждении в том, что вещественные силы могут приобрести человеческий характер, а общественные отношения людей — утратить их грубую, вещественную форму. В этом состоит реальный идеал Маркса и Энгельса, вытекающий из научного анализа исторической миссии рабочего класса”.

В России случилось так, что Путин на время заменил собой коммунистов, вселив в народ надежду в справедливый и эффективный национальный капитализм. Путин выступал лоббистом широких народных, национальных интересов перед лицом элит. Его сменщик Дмитрий Медведев, очевидно, таких благородных заблуждений уже не питает. А значит – все очень быстро снова выстроится в классическую схему, где власть и народ находятся по разные стороны баррикад.

В условиях экономического кризиса, который ударит по положению масс и кризиса верхов, который только углубиться при медведевском либеральном повороте (пострадает часть путинской элиты, связанная с госкомпаниями), в России в ближайшее время может сложиться революционная ситуация, когда ни низы, ни верхи уже не смогут жить и управлять по-старому. Но это будет следующая история.

Современное общество. Классовый анализ.

декабря 16, 2008

Современное общество. Классовый анализ.Будучи учением диалектическим, марксизм исследует все социальные феномены в их историческом контексте, в их движении от возникновения к расцвету и от расцвета к упадку и исчезновению. Это относится в равной мере к таким социальным институтам как семья, государство, нация и класс.

Общественные классы – то есть “… большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают” ( В.И. Ленин ) в этом отношении также, разумеется, не составляют никакого исключения.

По мере развития производительных сил происходит и историческая смена классов: новые классы возникают, старые приходят в упадок и постепенно исчезают. Во времена, когда К. Маркс и Ф. Энгельс создавали теорию марксизма, наиболее прогрессивным классом был промышленный фабрично-заводской пролетариат, поэтому нет ничего удивительного в том, что именно этому классу они уделяли особое внимание и возлагали на него особые надежды.
Сегодня характер производства существенным образом изменился. По мере того, как наиболее передовые и развитые страны мира вступают в стадию постиндустриального информационного общества, роль основного создателя общественного продукта переходит от наёмных работников физического труда индустриального сектора (то есть рабочего класса) к наёмным работникам умственного труда (“белым воротничкам”), для совокупности которых Д. Беллом и Э. Тоффлером был, например, предложен термин “когнитариат” (от coguitus).

Этот процесс происходит столь же объективно, сколь объективно на предыдущем этапе роль ведущего класса переходила от крестьянства к фабрично-заводскому пролетариату.
Этот класс наёмных работников умственного труда – так же подвергается сегодня эксплуатации, как и все исторически предшествующие ему эксплуатируемые классы. Сущность эксплуатации не изменилась со времён возникновения первых классовых обществ и по-прежнему состоит в изъятии доли прибавочного продукта у трудящегося и присвоении этой доли эксплуатирующим классом. Сегодня это присвоение происходит в развитых странах путём так называемого “авторского права”, владения патентами и лицензиями. При этом в подавляющем большинстве случаев владельцем “авторского права” оказывается отнюдь не автор информационного продукта, а наниматель автора. То есть лицо, купившее время и интеллектуальные силы автора по цене заведомо и существенно (в большинстве случаев  многократно!) более низкой, чем рыночная цена произведённого в результате автором продукта. Таким образом, интеллектуальная собственность, которой владеет не её автор, есть по существу собственность присвоенная, экспроприированная, украденная у автора и у общества в целом.В этом отношении положение и роль данного класса принципиально не отличается от роли и положения классического пролетариата. Однако условия бытия и, соответственно, формы сознания этого нового класса иные.

Во-первых, несмотря на сохранение природы классовой эксплуатации, её мера просто несопоставима с мерой эксплуатации рабочих времён создания марксизма. Современный трудящийся информационного общества (существующего, однако, лишь в передовых странах – в “мировой метрополии”) работает не по 12-15 часов в сутки, а по 6-8, получает зарплату, обеспечивающую ему полноценное питание, достойные жилищные условия, возможность полноценного отдыха. О нём ни в коей мере нельзя сказать, что ему “нечего терять кроме цепей”. Уже поэтому он не склонен к безоглядной революционности, стремится пока избежать крупных социальных потрясений и предпочитает бороться за свои интересы законными умеренными методами, скорее в социал-демократическом, нежели в большевистском духе. Не будет ошибкой сказать, что острота классовых противоречий в развитом информационном обществе резко снижена по сравнению с капитализмом времён К. Маркса.

Во-вторых, наёмные работники умственного труда не имеют ни малейшей тенденции к физической концентрации. В отличие от заводского рабочего, работающего в огромном, самим характером труда слаженном коллективе, информационный производитель обычно работает в небольшом коллективе, зачастую в отдельном кабинете, а иногда и на дому. В силу этого ему чужд коллективистский дух заводской стачки и массовой централизованной партии. Зато он более склонен к проявлению личной инициативы, к мобильной самоорганизации и координации сетевого типа, что в современном обществе оказывается более эффективным. Эти особенности определяют лицо современной социально-классовой борьбы, характеризующейся кризисом политических партий и прогрессирующим развитием сетевых горизонтальных координационных структур, возникающих для решения конкретных задач и не стимулирующих пока идейно-политическое единство и централизм.

Здесь вредно и опасно игнорировать объективную реальность деиндустиализации. Этим ведёт к непониманию методологических основ марксизма, состоящих в анализе постоянно меняющейся реальности, к метафизическому отношению к рабочему классу как некой внеисторической, раз и навсегда данной и неизменной сущности.

Между тем, с диалектической точки зрения не только историческая роль тех или иных классов, но и соотношение классового и национального определяется конкретикой исторических условий. Если в ведущих странах мира деиндустриализация имеет прогрессивный характер и связана с переходом к информационному обществу, то в странах мировой периферии (в число которых после победы контрреволюции попала и Россия) деиндустриализация носит ярко выраженный регрессивный характер и приводит к деклассированию широких народных масс. В то время как в странах “мировой метрополии” определяющее значение приобретает классовое самосознание когнитариата, в постперестроечной России в условиях регрессивной сырьевой деиндустриализации и деклассирования народных масс классовое сознание объективно подорвано, ибо формы общественного сознания являются отражением форм общественного бытия. Соответственно, роль важного фактора мобилизации народных масс переходит, например, к национальному сознанию, и в неразрывном единстве социально-классовой и национально-освободительной борьбы преобладающее и определяющее значение начинает приобретать национально-освободительная составляющая.

Голодомор по-американски.

декабря 14, 2008

Голодомор по-американски.Политическое просвещение.Американцы очень много говорят о тех бедствиях, которые, якобы, обрушили на нашу страну коммунисты – о репрессиях, гулагах, голодоморах и т.д. Создаются целые комиссии по расследованию этих преступлений при Конгрессе США.
Но помнят ли они о том, что творилось у них дома примерно в то же время – в 30-е годы?
Осенью 1929-го года начался процесс, ставший результатом кризиса перепроизводства. процесс, который после назвали “Великой депрессией”. За три года промышленность США сократила свою продукцию больше чем на половину. К примеру, месячный выпуск автомобилей уменьшился в 12 раз, производство стали – в 5 раз. В частности, в середине июня 1932 года сталелитейная промышленность была загружена лишь на 16 процентов своей мощности,  из 285 доменных печей действовали только 46.
Думаете, все это никак не отразилось на жизни страны?
Как бы не так – дикая безработица (до половины населения) создала чудовищный голод, приведший к огромным людским потерям.
Как метко выразился американский писатель Эптон Синклер (по его роману, кстати, снят фильм “There will be blood”, получивший в этом году две премии “Оскар”):
“Фермеры разоряются потому, что вырастили слишком много зерна, ткачи ходят в лохмотьях потому, что произвели слишком много тканей, дети обувщиков ходят босиком потому, что их родители сработали слишком много башмаков”.
Притом, если у нас голод был вызван причинами объективными и люди умирали (о количестве жертв и масштабах голода в СССР 30-х годов можно много спорить) оттого, что элементарно нечего было есть, то в США голод был особенный – в то время как тысячи и десятки тысяч людей умирали от голода, запахивались поля с пшеницей, забивались и уничтожались целые огромные стада – так пытались повысить цены на сельхозпродукцию, которой было произведено слишком много и цены на которую упали почти в 10 раз. А у нас ругают плановую экономику…
О голодоморе, раскулачивании и гулагах в стране, которая называет себя оплотом прав человека –  статья-исследование Бориса Борисова:
Борис Борисов: “ГОЛОДОМОР ПО-АМЕРИКАНСКИ”.
В американской истории есть преступление против своего народа – это Великий Американский Голодомор того же, злополучного 1932/33 года, в результате которого США недосчитались миллионов своих граждан.Политическое просвещение. Голодомор по-американски.“Golodomor ad usum externum”* Соединённые Штаты Америки постоянно пытаются преподносить нам строгие “уроки голодомора”.”Комиссия созданная конгрессом США в 1988 году пришла к выводу, что в период голодомора четверть украинского населения – миллионы украинцев были намеренно уничтожены советским правительством путем геноцида, а не просто погибли вследствие неурожая”.”20 октября 2003 года Палатой представителей Конгресса США принята резолюция по голодомору 1932-33 годов на Украине, в котором признала его актом террора и массового убийства, направленного против украинского народа”.
“В ноябре 2005 года Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, которая разрешает украинским властям открыть в Вашингтоне памятник жертвам Голодомора 1932-1933 годов и признала его”.
“Конгресс США в этом (2008) году может рассмотреть новую резолюцию по Голодомору на Украине 1932-33 годов”.
Такие новости немедленно заполоняют ленты информационных агентств, обильно цитируются прессой, подхватываются телевидением и правозащитными организациями, путём информационной инъекции насильственно вводятся в сознание миллионов людей во всём мире.
Но за кадром новостей всегда остаётся вопрос : с чем связана такая настойчивая, почти назойливая внимательность конгресса США к событиям 75-летней давности в отдалённой от них точке планеты.
Почему вполне осведомлённые американцы не протестовали тогда, в 1932/33 году, и спохватились только спустя пятьдесят пять лет? Только ли текущие интересы политической борьбы с СССР и влиянием России на постсоветском пространстве, стремление навсегда отколоть от единой русской нации малороссов – вновь и вновь искушают американцев повторять зады гебельсовской фашистской пропаганды образца 30-х годов, о том что “миллионы украинцев были намеренно уничтожены советским правительством”.
Версия о особо обострённом чувстве сострадания и справедливости, присущем американским конгрессменам отпадает сразу – достаточно поискать одну (одну, а не три) резолюции конгресса, где геноцид в отношении коренного населения США был бы честно назван геноцидом, или хотя бы “массовым истреблением” – и это несмотря на то, что большая часть населяющих территорию США народов была уничтожена полностью, а их общая численность последовательно и целенаправленно сокращена приблизительно в сто раз.
В американской истории есть и другое преступление против своего народа – это Великий Американский Голодомор того же, злополучного 1932/33 года, в результате которого США недосчитались миллионов своих граждан.
Об этом, как и о геноциде коренного населения, вы не найдёте осуждающих резолюций конгресса, гневных выступлений американских политиков, “памятных знаков” сооруженных в годовщину массового уничтожения людей и других знаков памяти. Память об это надёжно замурована в подделанных отчётах статистики, в вычищенных от свидетельств преступлений архивах, списана на “невидимую руку рынка”, залакирована панегириками о гениальности президента Рузвельта, и счастье организованных им для нации “общественных работ” – по сути мало отличавшихся от ГУЛАГа и эпопеи строительства Беломорканала.
Разумеется по американской версии истории только “в Советском Союзе миллионы мужчин, женщин и детей стали жертвами жестоких действий и политики преступного тоталитарного режима”, к американской истории такие определения неприемлемы.
Попробуем развеять этот миф, опираясь только на американские источники.
* “Голодомор для наружного применения” (лат)
Подделанная статистика, или Где семь миллионов человек? Попытка ознакомиться с официальной демографической статистикой США ошеломляет с самого начала: данные статистики за 1932 год уничтожены – или очень хорошо спрятаны.** Их просто нет. Без объяснений причин. Да , они появляются позже, в статистике более поздней, в виде ретроспективных таблиц. Изучение этих таблиц также приводит внимательного исследователя в некоторое изумление.Во первых, если верить американской статистике, за десятилетие с 1931 по 1940 год, по динамике прироста населения США потеряли не много ни мало 8 миллионов 553 тысячи человек, причем показатели прироста населения меняются сразу, одномоментно, в два (!) раза точно на рубеже 1930/31 года, падают и замирают на этом уровне ровно на десять лет. И так же неожиданно, спустя десятилетие, они возвращаются к прежним значениям. Никаких объяснений этому в обширном, в сотни страниц, тексте американского доклада US Department of commerce “Statistical Abstract of the United States” не содержится, хотя он наполнен пояснениями по другим вопросам, не стоящими по сравнению с вышеназванным даже упоминания.Вопрос просто обойдён фигурой умолчания. Нет такого вопроса.Любой ответственный демограф скажет вам, что одномоментное двойное изменение показателей динамики населения в стомиллионной огромной стране возможно только в результате массовой гибели людей.
Возможно, люди уехали, эмигрировали, бежали от страшных условий Великой Депрессии? Возьмём точные, подробные данные по иммиграции в/изd США и движению населения, легко проверяемые через кросс-сравнение с данными других государств, и поэтому вполне заслуживающие доверия. Увы. Иммиграционная статистика никак не подтверждает эту версию. Действительно, в самый разгар депрессии, наверное впервые в новейшей истории США, страну покинуло больше людей чем въехало в неё. Всего за 30-е годы страну покинуло на 93 309 человек больше , чем прибыло в неё, а десятилетием ранее в страну дополнительно прибыло 2 960 782 человек. Что же, скорректируем цифру общих демографических потерь США в тридцатые годы на 3,054 тысячи человек***.
Однако, если мы учитываем все причины, в том числе и иммиграцию, то справедливости ради мы должны прибавить к недостаче населения за 30-е года 11,3%, учитывая возросшее за 20-е годы население страны, рост демографической базы.
Всего, согласно расчётам, в 1940 году население США, при сохранении прежних демографических тенденций, должно было составить как минимум 141,856 миллиона человек. Фактическое же население страны в 1940 году составило всего 131,409 миллиона, из которых только 3,054 миллиона объяснимы за счёт изменения в динамике миграции.
Итак, 7 миллионов 394 тысячи человек по состоянию на 1940 год просто отсутствуют. Никаких официальных объяснений по этому поводу нет. Предположу, что их никогда не появиться. Но если таковые и появятся : эпизод с уничтожением статистических данных за 1932 год и явные признаки подделки данных позднейших отчётов заведомо лишает права правительство США давать какие то заслуживающие доверия комментарии в этом вопросе.
Впрочем, американцы далеко не одиноки в своём стремлении системно уничтожать компромат и скрывать потери населения от голода. Это вполне наследственная черта англосаксонской политики, и родом она из Британской империи. Так, в 1943 г. британские власти допустили чудовищный голод в Бенгалии в результате которого погибло свыше 3,5 млн. человек, а до этого вполне успешно морили голодом Ирландию.
Организация массового голода в Индии была ответом британской администрации за восстание 1942 г. и поддержку населением “Индийской национальной армии”. Но вы не найдёте таких данных в британских источниках тех лет. Только обретение Индией независимости позволило позже собрать и обнародовать эти материалы. В противном случае, чудовищный британский голодомор 1943 года никогда бы не стал нам известен, все было бы надёжно затёрто и спрятано, как это и случилось с материалами по жертвам Великой Депрессии. Собственно, такие скелеты в шкафу есть у любой колониальной державы.
Когда Соединённые Штаты развалятся – и только тогда – мы с вами узнаем много и много интересного о преступлениях властей США против собственного народа, геноциде коренного населения континента и об этом трагическом времени. И, возможно, тогда будущего осведомленного читателя весьма удивит противопоставление мудрого Рузвельта злодею Сталину – как нас сейчас искренно удивляет превозношение одного правителя из грубой брутальной древности перед другим. Ибо все в крови, все в войнах, в преступлениях и злодействах.
Но мы живём сегодня, где чудовищному Сталину, заморившему целые народы, противопостоит белопушистый Ангел Добра вида “Made in USA”, и этот ангел надрывно вопит о миллионах намеренно умученных голодом. Как же они, там, в конгрессах, считают число жертв голодоморов?
С этим всё не просто. Исследователи “голодомора” зачастую жалуются на недостаток статистики, её неполноту, на то, что цифру погибших приходится выводить сугубо расчётным путём, примерно по той же методике как мы делали выше.**** На основании этих расчётов “числа жертв голодомора” конгресс США и их сателлиты регулярно принимает всё новые и новые резолюции, обвиняя СССР, Россию и коммунизм в многомиллионных жертвах.
Вышеприведённые выжимки из расчётов – лишь проверка на точное применение этих принципов к самим Соединённым Штатам. И эту проверку цитадель демократии и прав человека с треском проваливает.
Итак, господа:Где 7 миллионов 394 тысячи человек, исчезнувших из статотчётов 30-х годов?
*** Заметим, что я не встречал ни одного исследования голодомора, где была бы всерьёз учтена миграция (бегство) населения из районов охваченных голодом – вся убыль населения, 100% – списывается на «жертвы коммунизма». При этом доподлинно известно, например, что из 2,5 миллионов спецпереселенцев 700 тысяч спокойно «утекли» из своих поселений, не встретив особого противодействия
**** Вот, к примеру, как меняется смертность в условиях сходного по масштабам бедствий с Великой Депрессией кризиса 1991-1994 г в России, где достоверность данных не вызывает сомнений: Число мужских смертей в России : 1991 год – 894,5 тыс. человек, 1994 год – 1226,4 тыс. человек (прирост числа смертей на 37%).
(цифры по : Анатолий Вишневский Владимир Школьников, «СМЕРТНОСТЬ В РОССИИ» Москва 1997).

Бэкграунд великого Голодомора.
Начало тридцатых – настоящая гуманитарная катастрофа в истории США. В 1932 году число безработных достигло отметки 12,5 млн. человек. Это при всём населении Штатов – включая детей и стариков – в 125 миллионов. Пик пришелся на начало 1933 года, когда безработных в Америке было уже до 17 миллионов – с членами семей это примерно полностью безработная Франция или Британия !Маленький штрих к портрету эпохи : когда в начале 30-х советская фирма «Амторг» объявило о наборе специалистов для работы в СССР, на небольшую советскую зарплату, на эти вакансии было подано свыше 100 тысяч (!) заявок от американцев. Такое впечатление, что заявку отправил каждый второй, кто вообще прочитал газетное объявление «Амторга».В период наибольшего обострения экономического кризиса каждый третий работающий был лишен занятости. Настоящим бедствием стала частичная безработица. По данным АФТ (Американская Федерация Труда, American Federation of Labor), в 1932 г. полностью занятыми остались всего 10% рабочих. Только в августе 1935 г., спустя пять лет после начала кризиса, когда основная часть тех, кто «не вписался в рынок» уже погибли, был принят закон, предусматривавший страхование по старости и безработице.Впрочем, страхование не коснулось ни фермеров, ни ряда других категорий занятых.Напомним, что как таковой национальной системы социального страхования в стране в разгар кризиса просто не существовало – то есть люди были предоставлены сами себе. Небольшая помощь безработным начала оказываться только с середины 1933 года. У администрации долгое время не было даже федеральной программы борьбы с безработицей, а проблемы безработных была переложена на власти штатов и городские муниципалитеты. Однако практически все города уже превратились в банкротов.
Массовое бродяжничество, нищета, детская беспризорность стал приметой времени. Появились заброшенные города, города-призраки, всё население которых ушло в поисках еды и работы. Около 2,5 миллионов человек в городах лишились жилья совсем и стали бездомными.
В Америке начался голод, когда даже в наиболее благополучном и самом богатом городе страны, Нью-Йорке, люди начали массово умирать от голода, что вынудило городские власти начать раздачу бесплатного супа на улицах.
Вот подлинные воспоминания ребенка об этих годах:
«Мы заменяли нашу привычную любимую пищу на более доступную… вместо капусты мы использовали листья кустарников, ели лягушек… в течение месяца умерли моя мама и старшая сестра…» ( Jack Griffin)
Однако, не у всех штатов хватало средств даже на бесплатный суп.
Удивительно видеть фотографии этих длинных очередей к военно-полевым кухням: приличные лица, хорошая, ещё не обносившаяся одежда, типичный средний класс. Люди словно вчера потеряли работу – и оказались за чертой жизни. Я не знаю, с чем сравнить это. Похожие по духу фотографии есть, пожалуй, только из освобождённого Красной Армией Берлина, где «русские оккупанты» кормят оставшееся в городе мирное население. Но там другие глаза. Там в глазах надежда, что самое страшное уже позади. «Изнасилованная Германия», да…

Механизм обмана.
В общем объёме демографических потерь особое место занимает детская смертность. В силу отсутствия паспортной системы и регистрации по месту жительства скрыть факт детской смертности было проще – путём неучёта. В США даже и сейчас не всё хорошо с показателями детской смертности (хуже, чем на Кубе, например) , а в «процветающем» 1960 г., в течение первого года жизни умирало 26 из 1000 рождённых детей. При этом уровень смертности детей, рожденных не белыми достигал 60 и более – это в более чем благополучный период. Что интересно, официальная американская статика (задним числом, напомним) показывает не рост, а снижение (!) смертности населения в 1932/33 годах – это на фоне более пяти миллионов беженцев, 2,5 миллионов потерявших жилье и 17 миллионов полностью потерявших работу и средства к существованию – что определённо и доказательно свидетельствует о поддельном характере американской государственной статистики за этот период. Американские фальсификаторы отчётности так перестарались, что в пиковом кризисном 1932/33 году вывели уровень смертности ниже, чем в благополучном 1928-м.Ещё показательней данные смертности по штатам: так, в Федеральном округе Колумбия за тот же 1932 год умерло 15,1 человек на тысячу населения, причём смертность выросла. Это столица, учёт наложен, и данные похожи на правду. А вот в Северной Дакоте смертность в кризисном 1932-м – якобы 7,5 человек на 1000 населения, вдвое меньше чем в столице страны ! И меньше, чем в той же Дакоте в наиблагополучном, процветающем 1925-м!Чемпионом по обману стала, судя по всему, Южная Калифорния: за три года, с 1929 по 1932 нарисованная в отчётах смертность там снизались с 14,1 до 11,1 человек на 1000 населения. Положение с детской смертностью в стране, если верить отчёту, в разгар кризиса также существенно улучшается по сравнение с годами процветания. Показатели детской смертности по отчётам за 1932 и 1933 год – вообще самые лучшие за всю историю статистических наблюдений в США с 1880-го по 1934 год!Вы ещё верите этим цифрам?Сколько погибло детей?
Где пять миллионов пятьсот семьдесят три тысячи душ?
Более поздняя американская статистика содержит данные по возрастному распределению доживших детей, по состоянию на 1940 год. И если в 1940 году численность родившихся в 20-х годах составляет 24 миллиона 80 тысяч, то, при сохранении этого демографического тренда в 30-х должно было родиться не менее 26 миллионов 800 тысяч детей. Но в поколении рождённых в 30-е бросается в глаза недостача в 5 миллионов 573 тысяч ! Не много ни мало. Может быть, так сократились рождаемость? Но даже в 40-е, во время второй мировой, невзирая на все потери и миллионы призванных на военную службу мужчин – рождаемость восстановилась, почти до прежних значений. Огромные демографические потери 30-х невозможно объяснить никаким «сокращением рождаемости». Это следствие огромного количества добавочных смертей, след, прочерченный миллионами потерянных детских жизней, черная метка Великого американского голодомора.
Исходя из этих цифр мы может также оценить общие потери от голода и взрослого населения Соединённых Штатов, как разницы между недостачей в поколении рождённых в 30-е и общей недостачей населения. Уж взрослое то население, наверное, никак не могло «просто не родиться» ? Мы определённо можем говорить о как минимум двух миллионах погибших лиц старше 10 лет, и примерно половине из пяти с половиной миллионов детских демографических потерь, которые разделены между смертностью и некоторым естественным снижением рождаемости*****.
Таким образом, мы уверенно можем говорить о примерно пяти миллионах прямых жертв голодомора 1932/33 года в Соединённых Штатах Америки.
Особо высокая – запредельная – смертность коснулась тогда нацменьшинств Соединенных штатов. Нацменьшинства никогда не были в США предметом особой заботы, но то что случилось в годы Великой Депрессии напрямую граничит с геноцидом. Если после первого геноцида коренных народов, продлившегося почти до начала ХХ века, в течении 20-х годов численность нацменьшинств и коренных народов за десятилетие увеличилась на 40%, то с 1930 по 1940 гг их численность не только не выросла, а напротив, существенно сократилась. Это означает только одно : в начале 30-х диаспоры нацменьшинств одномоментно потеряли до нескольких десятков процентов исходного населения.
Если и это не геноцид – то что же тогда геноцид?
***** Предвижу вопрос о пропорции разделения доказанной убыли населения между смертностью и снижением рождаемости. Поскольку данные самих США недостоверны, приходиться обращаться к методу аналогии (международных сопоставлений). В аналогичных Великой Депрессии условиях в других странах (в том числе в России 90-х) убыль населения примерно пополам (хотя и в широких пределах, примерно от один к двум до два к одному) распределяется между снижением рождаемости и ростом смертности. Именно эта пропорция – пополам – и принята как базовая, к которой затем можно делать обоснованные уточнения. Но в любом случае, и при любых уточнениях мы приходим к цифре в несколько миллионов погибших.
Дефарминг – раскрестьянивание по-американски: из кулаков в лапы американского Берии.
Почти все в России, благодаря заботам Сванидзе, знают о двух миллионах переселённых коммунистами кулаках («спецпереселенцев») обеспеченных, заметим, в местах переселения либо землёй, либо работой. Но мало кто знает при этом о пяти миллионах американских фермеров (около миллиона семей) ровно в эти же время согнанных банками с земель за долги, но не обеспеченных правительством США ни землёй, ни работой, ни социальной помощью, ни пенсией по старости – ничем.
Это раскрестьянивание по-американски – может быть, и «оправданное необходимостью укрупнения с/х производства» – может быть полностью и безоговорочно поставлено в один ряд с раскулачиваем проведённым в СССР ровно в те же годы, в схожих масштабах и для решения тех же экономических вызовов – необходимости роста товарности сельского хозяйства в предвоенный период, его укрупнения и механизации.
Каждый шестой американский фермер попал под каток голодомора. Люди шли в никуда, лишенные земли, денег, своего родного дома, имущества – в охваченную массовой безработицей голодом и повальным бандитизмом неизвестность.
Канализатором этой массы ненужного населения стали «общественный работы» Рузвельта. В общей сложности в 1933-1939 гг. на общественных работах под эгидой Администрации общественных работ (PWA) и администрация гражданских работ Civil Works Administration – СВА (это строительство (беломор) каналов, дорог, мостов зачастую в необжитых и болотистых малярийных районах), с единовременным числом занятых до 3,3 миллиона. Всего через американский ГУЛАГ общественных работ прошло 8,5 млн. человек – это не считая собственно заключенных.
Условия и смертность на этих работах ещё ждут своего внимательного исследователя.
Восхищаться мудростью товарища Рузвельта, организовавшего «общественные работы» – это примерно то же самое, как восхищаться мудростью товарища Сталина, организовавшего строительства канала им Москвы и других великих строек коммунизма. Впрочем, на это глубокое системное сходство двух политиков обращали внимание ещё республиканцы в сороковых годах, критикуя Рузвельта за «коммунизм».
Почти демоническую схожесть Администрации общественных работ (PWA) с ГУЛАГОМ придаёт ещё и вот что. Администрацию общественных работ возглавляет своеобразный «американский Берия» – министр внутренних дел Г. Икес ******, который начиная с 1932 года заключил в лагеря для безработной молодёжи около двух миллионов человек (!), причем из 30$ номинальной заработной платы обязательные вычеты составляли 25$ .
Пять долларов за месяц каторжного труда в малярийном болоте. Достойная плата свободным гражданам свободной страны.
****** Да, да это тот самый Гарольд Леклер Икес (Ickes, Harold LeClair) (1874–1952), организатор ГУЛАГа по американски, министр внутренних дел в администрациях президентов Ф.Д. Рузвельта и Г .Трумэна (1933–1946), директор Администрации общественных работ (1933–1939). Именно он позже доблестно и молниеносно, во взаимодействии с армией, интернировал этнических японцев США в концентрационные лагеря. (1941/42 год). Первый этап операции занял всего 72 часа. Настоящий профессионал, достойный коллега тов. Ежова, Берии и Абакумова.
Уничтожение продовольствия правительством: рынку польза – голодным рабский труд.
На фоне массового голода и гибели «излишнего» населения правительство США замечено также в том, что, в эти годы, в угоду определённым кругам, а именно аграрному бизнес-лобби, в значительных количествах и системно уничтожает запасы продовольствия в стране. Разумеется, вполне «рыночными методами». Уничтожает разнообразно и с размахом : зерно и просто сжигали, и топили в океане. Так, например, было уничтожено 6.5 млн. голов свиней и запахано 10 млн. га земель с урожаем.
Цель не скрывалась. Она состояла в росте цены на продовольствие в стране в два раза с лишним в интересах агро-капитала. Разумеется. это полностью совпадало с интересами крупных капиталистов от сельского хозяйства и биржевой торговли, но не очень нравилось голодным. «Голодные марши» при Гувере, как и расправы над марширующими, стали обыденностью даже в американских столицах. Но и при Новом Курсе Рузвельта для капиталистов были запланированы прибыли, а для голодных – ГУЛАГ общественных работ. Каждому свое.
Впрочем, голод и гибель от голода собственного населения никогда особо не волновал Правительство США – в отличие от жертв других «голодоморов» которые можно было разыграть в политических целях.
«У меня нет опасений за будущее нашей страны. Оно светится надеждой» – сказал Президент Гувер в самый канун Великой Депрессии. А у нас нет опасений за прошлое Соединённых штатов – по версии истории производства самих Соединённых штатов – оно, как жена Цезаря, всегда вне подозрений.
Важно отметить, что до 1988 года, когда была создана комиссия конгресса США по расследованию «голодомора на Украине» Соединённые штаты не педалировали эту тему, как впрочем, и другие темы из золотого фонда Геббельса, такие как Катынь или «изнасилованная Германия». Штаты отчётливо понимали, что у них – свой уморенный голодом скелет в шкафу, и ответный идеологический удар Советского Союза будет быстрым, точным – и проигрышным для Америки. Размер демографической ямы в СССР и в США в начале 30-х годов совершенно сопоставим, и взаимная фигура умолчания вокруг этой скользкой темы была частью негласного кодекса «холодной войны». Только в 1988 году Вашингтон, получив группу высокопоставленных агентов влияния в Кремле, во главе с Михаилом Горбачёвым, имея в качестве идеологического визави не «железного человека» Суслова, а либерала Яковлева, заведомо зная, что ответного удара со стороны Советов не последует, начал постепенно раскручивать тему голодомора на Украине. Момент был выбран как нельзя удачнее.
Мы не можем ждать от Штатов саморазоблачений на тему американского голодомора, публикации архивных документов и признаний, по типу тех, что были инициированы – а возможно и сфальсифицированы – командой Горбачёва в конце 80-х под лозунгом «восстановления исторической правды». Никакого восстановления исторической правды до крушения западной Империи Зла не состоится. Замалчивание правды о Великом Американском Голодоморе – консенсусное решение всей американской политической элиты, и республиканской, и демократической. В огромных жертвах 30-х годов равно повинны и республиканская администрация Гувера, и демократическая администрация Рузвельта. И у тех, и у других на совести миллионы жертв их живодёрской политики. Именно поэтому политическая система Соединённых Штатов достаточно консолидирована в вопросе полного отрицания факта голдомора в США и его многомиллионных жертв. С пеной у рта будет отрицать это и пятая колонна правозащитников, из тех, что стоят на балансе Государственного департамента США и имеют инвентарный номер. Но историческая правда неизбежно будет раскрыта.
Вместо того чтобы продолжать привычно тявкать на Россию Соединённым Штатам следует получше понюхать у себя под хвостом.