Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев отправлены за решетку

июля 27, 2014

УдальцовДевять часов зачитывали в Московском городском суде приговор Сергею Удальцову и Леониду Развозжаеву, которых обвинили в организации массовых беспорядков на Болотной. Итог более чем предсказуемый. Оба подсудимых получили реальные сроки – по четыре с половиной года колонии общего режима. Очевидно, власть полагает, что, расправившись таким образом со знаковыми фигурами масштабных выступлений за честные выборы и гражданские права, она обезопасила себя от подобного в дальнейшем. Напрасно! Сергей Удальцов был готов к подобному развитию событий, ведь на милость «басманного правосудия» рассчитывать бессмысленно. При этом отступаться не собирается. Возмущенный политической расправой, как он назвал судебный вердикт, Сергей Удальцов объявил голодовку.

С раннего утра четверга Мосгорсуд, где ожидалось оглашение приговора одному из лидеров Левого фронта Сергею Удальцову и его соратнику Леониду Развозжаеву, был оцеплен усиленными отрядами полиции. Автобусы с омоновцами просто заполонили окрестности – соседние кафе, банк, кладбище. Казалось, здесь готовится небольшая войсковая операция. Очевидно, против тех, кто еще накануне собирался выйти к зданию суда, чтобы выразить свою солидарность с подсудимым.

Удальцов и Развозжаев – ключевые фигуры по так называемому Болотному делу. Их обвиняют в организации массовых беспорядков 6 мая 2012 года в ходе так и не состоявшегося митинга на Болотной площади. Обвинение заказало для обоих по 8 лет лишения свободы.Накануне оглашения приговора Дмитрий Аграновский, защитник Леонида Развозжаева, не сомневался – наказание будет жестким:

– Вряд ли судья назначит наказание меньшее, чем рядовым участникам. Да и по поведению судьи, Александра Николаевича Замашнюка, другого ожидать не приходится. Например, он многократно прерывал последнее слово подсудимых, хотя обычно так никогда не делается.

«В нашем деле зло пытается осудить добро, право силы пытается восторжествовать над силой правды. Мне кажется, что правосудие в любой стране – это зеркальное отражение состояния общества. Мне хотелось бы, чтобы при принятии решения по нашему делу вы показали всему миру, что российская судебная система не использует кривые зеркала. Обращаясь же к российским властям, я хотел бы их призвать: не провоцируйте внутригражданское напряжение, прекратите моральный силовой террор против инакомыслящих. Уверен, что залог успеха и стабильности развития России лежит в диалоге, а не в репрессиях. Силой запугивания, сфальсифицированными уголовными политическими процессами, избиениями людей на площадях вы не решите ни одной проблемы, а только усугубите общественно-политическую ситуацию».

Эти высказывания Леонида Развозжаева особенно не понравились судье. Он не только прервал его, но и прочитал целую лекцию о том, что последнее слово – это-де не выступление на митинге, не набор призывов и лозунгов.

А ведь исторически именно так и сложилось – выступление подсудимых на политических процессах всегда становилось именно действом политического характера, зачастую имеющим очень широкий резонанс. Хотите избежать этого – не бросайте за решетку людей за их взгляды, не ущемляйте гарантированные Конституцией права и свободы.

Развозжаев находится в СИЗО с октября 2012 года. Его выкрали (или же схватили по договоренности с местными спецслужбами) в Киеве, прямо у отделения Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. По словам Развозжаева, после этого он был подвергнут пыткам и издевательствам с целью выбить признательные показания.

Удальцов с февраля 2013 года – под домашним арестом. В стенах собственной квартиры все же лучше, нежели в тюремной камере. Только вот обвиняемая в мошенничестве на миллионы и миллиарды рублей Евгения Васильева, которой избрана такая же мера пресечения, живет в свое удовольствие, сочиняя вирши, малюя на полотнах и занимаясь шопингами. А у Удальцова возникли трудноразрешимые проблемы даже с оказанием медицинской помощи. Скажем, скорую вызвать еще можно, а если у тебя разболелся зуб – как хочешь, так и мучайся.

Однако Сергею не привыкать к борьбе и опасностям – он никогда не страшился поднять красный флаг справедливости  и повести за собой соратников, не раз получал за это удары омоновских дубинок, оказывался в полицейской камере.  Но не сдавался и не ломался.

Впрочем, для человека, занимающегося серьезной политической деятельностью, не меньшая проблема – полная изоляция, невозможность общаться с соратниками, да просто звонить по телефону и пользоваться интернетом. Таким образом человека выдавливают с политического поля в подполье, маргинализуют как общественного деятеля.

Так что приоритеты действующей российской власти очевидны – растрата бюджетных миллиардов, уничтожение обороноспособности страны – мелочи. А вот борьба против властного произвола рассматривается как поистине государственное преступление.

В том, что события 6 мая 2012 года были результатом именно властного произвола, для меня как участника шествия и очевидца столкновений сомнений не вызывает. Если бы мощные полицейские силы провокационно не перекрыли вход на Болотную площадь, не сорвали тем самым митинг, никаких серьезных эксцессов, скорее всего, не было бы. А стычки с полицией стали стихийным ответом на насилие, примененное по отношению к участникам Марша (кстати, абсолютно законного и разрешенного официально).

Это, по существу, доказано ходом судебного процесса. Ни один из многочисленных «пострадавших полицейских», вызванных в качестве свидетелей обвинения, не подтвердил, что столкновения («массовые беспорядки», как их квалифицирует следствие) были оппозицией спланированы, что ими кто-то руководил. Удальцова с Развозжаевым они не узнали, претензий к ним не имели.

Чтобы дело окончательно не развалилось, прибегли к помощи провокаторов и фальсификациям. Тогда и возник скандальный фильм на НТВ «Анатомия протеста». В нем утверждалось, что Удальцов и Развозжаев вступили в сговор с грузинским политиком Гиви Таргамадзе. Тот-де дал им 80 тысяч долларов для организации массовых беспорядков по всей России. Подсудимые назвали такие обвинения абсурдными. Тем более что никаких доказательств, кроме грубо состряпанного фильма, не было.

Впрочем, было свидетельство еще одного обвиняемого по тому же делу – Константина Лебедева. Этот перешедший (якобы прозрел!) из прокремлевских «Наших» в Левый фронт персонаж, судя по всему, изначально являлся провокатором. Он и устроил когда-то Удальцову в Минске встречу со своими «друзьями-бизнесменами». Среди них то ли был, то ли не был тот самый грузинский политик Таргамадзе. Удальцов утверждает, что они обсуждали исключительно бизнес-проекты, причем абсолютно законные. Но если следствие и суд даже не озаботились подтверждением личности Таргамадзе, что уж говорить о проверке свидетельств подсудимых!

«Стоит вытащить из конструкции обвинения хотя бы одну сфабрикованную часть – одно сфабрикованное доказательство, как, например, признание Лебедева, – и вся она разваливается. А я подчеркну, что это признание – не сделка со следствием, это сделка с совестью. Господин Лебедев произнес такую фразу: «Мне сказали, что посадят на 10 лет, и я останусь без зубов». Господин Лебедев свои зубы поставил выше судьбы человека – судьбы моей и Леонида Развозжаева. Это непорядочно и бесчестно», – заявил на суде Сергей Удальцов. А давший свидетельства против своих товарищей Лебедев вскоре получил условно-досрочное освобождение.

Не менее непорядочно и бесчестно прикрывать антидемократическую политику властей и отсутствие реальных доказательств у суда ссылками на нынешнюю украинскую трагедию. Мол, там тоже начиналось с мирных протестов, а закончилось гражданской войной. И чтобы в России такого не произошло, надо «сажать и не пущать».

Между тем президент Путин еще в марте, высказываясь по ситуации на Украине, говорил, что он понимает тех, кто вышел на Майдан. Они требовали, по его выражению, «не ремонтов фасада власти, а кардинальных перемен», чтобы «одни жулики не сменяли других». А все потому, что украинская власть не думала о нуждах людей, не боролась с бандитизмом и кумовством в экономике.

На Украине прежних жуликов сменили еще худшие, оказавшиеся к тому же убийцами. Но и Россия может пойти тем же путем, если под удар ее судов попадают не мошенники и коррупционеры, не фальсификаторы выборов, а политические активисты, пытающиеся этому противостоять.

Характерно, что лидеров у массовых протестов 2011–2012 годов было много, но так называемые либералы серьезным наказаниям и давлению не подверглись. Леонид Развозжаев уверен, что для показательной расправы их с Удальцовым избрали именно из-за того, что они сторонники левых идей. И это, как ни парадоксально на первый взгляд, тоже сближает российскую ситуацию с нынешней украинской. На Украине как раз в эти дни власть проводит расправу над Компартией.

«Прошу меня оправдать, Развозжаева оправдать и дать нам возможность трудиться, воспитывать детей, заботиться о родителях, приносить пользу стране. Я уверен, что все вместе мы рано или поздно добьемся процветания России, Россия будет свободной страной, где каждый человек будет гордиться, что он – гражданин Российской Федерации», – обратился Удальцов к суду.

Но приговор, как и ожидалось, оказался обвинительным. Судья Замашнюк долго перечислял ущерб от действий подсудимых: асфальтового покрытия сломали на сумму 28 млн 227 тыс. 272 рубля 85 копеек; поврежденные мобильные туалеты обошлись в 73 тысячи. А еще утрачено 27 полицейских шлемов, 14 бронежилетов, 29 резиновых палок! С точки зрения «басманного правосудия», такие грехи непростительны. Это вам не 3 млрд рублей «Оборонсервиса»!..

Только пока корыстные приспособленцы будут оказываться на руководящих постах, а настоящие патриоты, не согласные с таким положением дел, – за решеткой, острейшие беды российского общества не преодолеть.

«Если я гореть не буду, если ты гореть не будешь, если мы гореть не будем, кто тогда развеет тьму?» – этими известными стихами Сергей Удальцов закончил свое последнее слово, которое, конечно же, далеко не последнее.  Красную идею за решетку не упрятать, а тьма не бывает вечной.

Комментариев нет в "Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев отправлены за решетку"

Ваши мысли приветствуются!

Имя : 
E-Mail : 
Сайт : 
Комментарий :