Умер сын – отдай квартиру! Как буржуазное правосудие отняло у пенсионерки советскую квартиру

января 25, 2009

Рейдеры в законе Утром 26 ноября в квартире пенсионерки Светланы Викторовны Кирилловой раздался звонок домофона. Снизу звонили судебные приставы, сообщили, что приехали выселять её из квартиры, и требовали открыть им дверь. Пенсионерка пыталась возразить, ссылаясь на то, что её должны были предупредить о приезде приставов. В ответ раздалась угроза взломать её входную дверь, если она не откроет её добровольно. Перепуганная пенсионерка открыла дверь.
В свите приставов оказались мастера с инструментами, которые выкрутили из входной двери замок и вставили свой. В той же свите оказалась работница скорой помощи с тонометром в руках, которая тут же бросилась измерять давление Светланы Викторовны и, конечно же, давление оказалось столь высоким, что пенсионерку следовало госпитализировать.
У работницы под рукой оказался не только тонометр, но и автомобиль «Скорой помощи» у подъезда. Один из приставов этапировал Светлану Викторовну до машины, пока не убедился, что за ней захлопнулась дверца. А сам вернулся в квартиру, где под руководством приставов личные вещи Кирилловой и её семьи рассовывались по мешкам, так сказать, упаковывались для дальнейшего вывоза из квартиры. Всё это происходило, по свидетельству соседей, в течение почти пяти часов уже в отсутствие хозяйки. В квартире остались и все документы Кирилловой по судебным разбирательствам, связанным с её правом проживать в этой квартире.
Квартира от Советской власти Кириллова Светлана Викторовна – коренная москвичка. В 1965 году она по распределению приехала в Зеленоград и начала работать преподавателем в 265-й вечерней школе. Молодой семье (у супругов Кирилловых уже было двое малолетних сыновей) сразу же была предоставлена двухкомнатная квартира. В 1967 году в порядке улучшения жилищных условий от РОНО (районный отдел народного образования) Кириллова получила трёхкомнатную квартиру. Для её поколения не было ничего необычного в том, что власть улучшает жилищные условия простым труженикам, бесплатно предоставляя семье из 4-х человек трёхкомнатную квартиру.
Но это была Советская власть, и забота о человеке труда для неё была нормой! И Светлана Викторовна трудилась всю жизнь до выхода на заслуженную пенсию. Проработав шесть лет преподавателем вечерней школы, она почти десять лет отдала МИЭТу, где её помнят до сих пор. Последние почти 14 лет трудового стажа отданы НИИ Микроприборов. Итого почти 30 лет трудовой жизни отданы во благо ставшего родным Зеленограда. Вместе с супругом, который работал на ЭЛИОНе токарем высшего разряда и был почётным донором Зеленограда, они воспитывали детей, здесь у них появились внуки и внучка.
Так неужели своим трудом не отработали супруги Кирилловы квартиру, предоставленную Советской властью? Почему буржуазная власть выбрасывает вдову Кириллову из квартиры, в которой она прожила сорок один год? При Советской власти такого просто не могло произойти!
В чём вина Кирилловой? Она «виновата», оказывается, в том, что по настоянию родной матери прописалась к ней, когда та оказалась прикованной к постели тяжёлым инсультом, и Светлана Викторовна была вынуждена ухаживать за матерью в течение нескольких лет вплоть до её кончины. Но она продолжала жить со своими близкими в своей квартире, куда ей доставляли пенсию по месту фактического проживания. По той же причине сохранила она и прописку своего медицинского обслуживания в той же 152-й поликлинике. Более того, именно она всё это время оплачивала жилищно-коммунальные услуги по своей квартире. Она «виновата» в том, что, не дожив до пенсии, скончался её супруг, прописанный в своей квартире. А самая большая «вина» Светланы Викторовны, видимо, в том, что в 40-летнем возрасте скоропостижно скончался её сын – Максим. К этому моменту он был единственным человеком, прописанным в родительской квартире. За два с половиной месяца до своей кончины Максим начал оформлять приватизацию квартиры, однозначно выразив свою волю о приватизации квартиры в доверенности на оформление документов по приватизации, заверенной нотариусом. Если бы не внезапная смерть сына, то и мать, и сын, и семья внука с малолетней дочерью спокойно проживали бы в приватизированной квартире.
Но самая большая беда Светланы Викторовны, как и многих других советских людей в том, что они не сумели предотвратить преступную авантюру по развалу Советского Союза и реставрации капитализма в России. Буржуазная власть из потребности человека иметь крышу над головой сделала бизнес. А у бизнеса нет морально-нравственных критериев, всё определяет прибыль. Как сказал Маркс, нет такого преступления, на которое бы не пошёл бизнесмен ради сделки, которая сулит 300% прибыли.
Трёхкомнатная квартира в Москве стоит около пяти миллионов рублей. А сколько стоят судебные обоснования и деятельность судебных приставов по выселению пенсионерки из такой квартиры? Думаю, на два порядка меньше. Отсюда вывод о том, сколь низки были шансы пенсионерки отстоять право на проживание в своей квартире перед буржуазным правосудием, которое работает не на человека, а на деньги и власть, что часто совпадает. Как оно это делает, читайте в следующем номере нашей газеты.

В. Мартемьянов

Скачать весь выпуск Зеленоград Завтра № 33(0,9Мб)

Комментариев нет в "Умер сын – отдай квартиру! Как буржуазное правосудие отняло у пенсионерки советскую квартиру"

Ваши мысли приветствуются!

Имя : 
E-Mail : 
Сайт : 
Комментарий :