Врачи-специалисты исчезают из Зеленограда

2 июня, 2022

Единственный в Зеленограде врач-гематолог перестал принимать с середины февраля. Всем его пациентам предложили наблюдаться и лечиться в московской больнице №52, ехать до которой не меньше двух часов. Это продолжение оптимизации московского здравоохранения — начавшись десять лет назад с относительно безболезненного объединения поликлиник, сейчас она стала почти непреодолимой преградой для многих пациентов, в том числе онкологических. Департамент здравоохранения говорит, что такая централизация — благо, потому что качество лечения будет лучше, но проблему транспортной недоступности профильных медучреждений для зеленоградцев игнорирует. В итоге для некоторых пациентов выбор стоит так: продолжать диагностику и лечение, тратя непосильные время или деньги на дорогу до врача, или тихо доживать без лечения в «оптимизированном» Зеленограде.

 

С чего всё началось: оптимизация с 2012 года
 

Десять лет назад систему столичного здравоохранения начали реформировать. Вместо существующей сети одинаковых районных поликлиник предложили трехступенчатую систему — поликлиники разного уровня, чтобы сосредоточить в некоторых из них высокотехнологичное медицинское оборудование и готовых с ним работать специалистов. Таким образом чиновники намеревались уменьшить разрыв между амбулаторной и стационарной помощью и обеспечить «вертикальную ответственность» врачей за пациента. Уже тогда стало понятно, что для конкретного пациента в Зеленограде это обернётся поездками к врачу-специалисту или на исследование в более отдаленные поликлиники. Но пока в пределах Зеленограда.

Со временем такая вертикаль перестраивалась, а в 2020 году все пять взрослых поликлиник вошли в состав зеленоградской больницы. По словам тогдашнего главврача больницы Олега Гриднева, объединение было призвано упразднить межведомственное разделение между больницей и ее филиалами. «Никаких „своих“ и „чужих“. Иными словами, житель Зеленограда сможет получить направление к специалисту любого уровня, записаться на диагностику в любое поликлиническое отделение и, при необходимости, получить направление на госпитализацию», говорил тогда Гриднев.

На практике это значит, что пациент может записываться на анализы, исследования, к терапевту или врачу-специалисту в любую из пяти зеленоградских поликлиник. В какой из них специалист какого уровня — пациенту неизвестно, во всяком случае, в момент записи. Он просто видит фамилии врачей, свободное для записи время и конкретную поликлинику. К ряду специалистов записаться самостоятельно нельзя, только через терапевта. И главное — ближайший по времени специалист может принимать на другом конце города. А в ближайшей поликлинике свободное для записи время только через пару недель. Больной вынужден ехать, например, из 6-го микрорайона в 20-й. Это час в пути в одну сторону, учитывая пересадку с одного автобусного маршрута на другой.

 

Что касается определенных исследований, то ждать их приходится долго. Например, если невролог назначил электронейромиографию, то ожидание может занять два-три месяца. «Назначил» в данном случае — поставил в общую очередь пациентов. Причём, несмотря на объединение, в каждой «своя очередь», как объясняют завотделениями на местах. Исследование проводят только в больнице (ГКБ им. Кончаловского). Та же история с холтером (суточным мониторированием сердечного ритма), ждать своей очереди приходится долго. Открытой статистики по времени ожидания приёма у специалистов или назначения исследований нет, поэтому мы ориентируемся на свидетельства пациентов.

 

Онкологических больных из Зеленограда отправили в Красногорский район — три часа в пути

 

Профильные медицинские клиники и исследовательские центры существовали и раньше, до оптимизации и модернизации московской системы здравоохранения. Но не были административно связаны с поликлиниками, где принимали районные онкологи. В 2020 году Зеленоград (вместе с еще двумя московскими округами — Северным и Северо-Западным) «привязали» к онкологической больнице №62. Процесс прикрепления начался постепенно, когда 62-й больнице приказом департамента здравоохранения поменяли статус с автономного учреждения на бюджетное. Сделано это было по инициативе тогдашнего руководителя департамента Леонида Печатникова «для совершенствования и оптимизации деятельности больницы».

В Зеленограде первичное онкологическое отделение находилось (и находится сейчас) в поликлинике во втором микрорайоне. Вхождение его в структуру 62-й больницы для пациентов официально означало «доступность полного медицинского сопровождения на всех этапах диагностики, лечения и дальнейшего наблюдения». Отделение стало называться Центром амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП) МГОБ № 62.

На практике это выглядит так. Человек приходит первый раз к онкологу (для этого нужно направление от терапевта). Его направляют на анализы, исследования и биопсию (забор биоматериала для исследования, выявляющего злокачественное образование). Обычные анализы делают в поликлинике, УЗИ и МРТ, как правило, в зеленоградской больнице, а, например, на сканирование костей скелета отправляют в больницу на Каширке (НМИЦ онкологии имени Блохина). Причем там зачем-то придется пройти через прием дежурного онколога (большие очереди) и только после этого идти на исследование. Потом надо снова съездить туда и забрать результаты. Биопсию можно сделать в Зеленограде — в коммерческом медцентре. Но для бесплатного лечения пациенту все равно придется ехать в больницу №62 и сдавать гистологические препараты на пересмотр. Потом надо их оттуда забрать. Всё это без вариантов — надо лично ехать и забирать.

 

Больница №62 находится в поселке Истра Красногорского района Московской области. Ближайшее станция метро — «Тушинская». От неё до больницы идёт коммерческий автобус, в пути — час. Также можно добраться на маршрутках от метро «Строгино» и «Крылатская». Рейсовые городские автобусы к больнице не ходят. Причем мэрия сама признавала, что поездка до больницы только от «Тушинской» с учетом пробок занимает около полутора-двух часов и «такая долгая дорога причиняет пациентам, переживающим борьбу с серьезным заболеванием, много трудностей». В итоге от Зеленограда общественным транспортом добираться не менее трех часов при любом выборе маршрута — хоть на 400-м «экспрессе» до метро «Ховрино», хоть на 400T до «Тушинской» (с учетом пробок и интервала движения маршрута). хоть от «Строгино» и «Крылатского». Коммерческие маршрутки от метро ходят с интервалами 20-40 минут.

Зеленоградского пациента с подтвержденной биопсией злокачественной опухолью направляют к хирургу-онкологу в ту же 62-ю. Принимают там только по живой очереди, записи на конкретное время нет. Сидеть в ней можно 2-3 часа, особенно при первичном приеме. Врачи могут быть в это время на операции, совещании и так далее. Почему именно так организован прием онкологических больных, неизвестно. Операции делают в больнице. Химиотерапию проходят или там, или в Зеленограде. Схему «химии» (конкретные препараты, длительность их введения) опять же составляет врач в больнице, хотя это стандартные протоколы, расчеты, которые, вероятно, может сделать и химиотерапевт в ЦАОП, то есть в поликлинике. Дальнейшие консультации по лечению — опять же в 62-й больнице.

Почему Зеленоград присоединили именно к 62-й, а не к другим онкологическим клиникам, нам неизвестно. Намного ближе, возле метро «Динамо», находится старейший профильный институт имени Герцена. Есть та же известная Каширка (прямо рядом с метро). Есть онкологическая клиника ГКБ №40 (Коммунарка) возле метро «ВДНХ» (можно дойти пешком или доехать за 15 минут). Наверное, медицинские возможности 62-й больницы высоки, и доступ к ним — благо для пациентов. Но ездить туда онкологическим больным из Зеленограда, мягко говоря, тяжело. Возможно, конкретные чиновники, принявшее такое решение, не обратили внимания на общественный транспорт (может, считают, что все онкобольные на собственных машинах или могут поездить на такси — 2,5-3 тысячи рублей туда-обратно). Возможно, обратили, но без учета реального времени поездки — с всеми её переходами, пересадками, ожиданиями, подъемами и спусками. Возможно, Зеленоград вообще учли по остаточному принципу, вместе с находящимися другими округами на севера-западе Москвы.

 
«Мы растеряны и возмущены». Как пожилой пациентке попасть к гематологу в Зеленограде (спойлер — никак)
 

Единственный в округе врач-гематолог принимал в той же «онкологической» поликлинике в корпусе 225/1. Запись к нему была забита до упора. Теперь его нет, а пациентам предлагают наблюдаться в больнице №52 на улице Пехотной. Ехать до метро «Октябрьское поле» или «Щукинская», далее на автобусе. Это не меньше двух часов в пути. Для с трудом передвигающихся людей — больше.

«Мы растеряны и возмущены, — написал в редакцию „Зеленоград.ру“ сын одной из пациенток, 77-летней женщины. — В Зеленограде сотни тысяч человек населения, к гематологу всегда была полная запись за две недели. Это более чем востребованный врач. Его пациенты — люди с заболеваниями крови, часто пожилые и нездоровые, каково им будет ездить так далеко? Сколько жителей Зеленограда останутся теперь без помощи гематолога, как моя мама?».

Мужчина разговаривал об этой проблеме с руководством поликлиники, там ответили, что «люди не жалуются, обращений им не поступало». «Не знаю, по каким причинам пациенты молчат, — говорит наш читатель. — Не все умеют писать жалобы, не все пенсионеры и больные могут разобраться в системе, силы есть не у всех. У мамы нет».

Он отправил обращение в департамент здравоохранения, в котором аргументированно попросил вернуть кабинет гематолога в Зеленоград для консультацийЧерез месяц пришёл ответ: депздрав сообщил, что перевод гематолога в больницу — это новый формат работы. Который предполагает «полный доступ ко всем исследованиям и анализам, которые не всегда можно обеспечить в условиях поликлинического гематологического кабинета, что влекло за собой дополнительные визиты пациентов в другие лечебные учреждения». Что это значит, не пояснили. О проблеме долгой и трудной дороги до гематолога для пожилых больных из Зеленограда — ни слова.

На обращение по тому же поводу «Зеленоград.ру» пресс-служба департамента здравоохранения ответила такой же отпиской с подробным перечислением преимуществ прикрепления гематологического кабинета к 52-й больнице и комплексного лечения. И ничего не ответив на конкретные вопросы о решении проблемы с поездками больных из Зеленограда. Депздрав, в частности, пишет: «Проведена работа по созданию Центров амбулаторной онкологической помощи для гематологических пациентов, в рамках которой создана новая схема маршрутизации пациентов». Маршрутизация в данном случае — это схема медицинской помощи на бумаге, но не физическое расстояние между ней и конкретным человеком с тяжелым заболеванием.

 

Как это можно исправить
 

Сколько зеленоградских пациентов столкнулись с «оптимизацией» и необходимостью ездить к своим врачам в Москву или даже дальше, неизвестно — департамент здравоохранения злостно игнорирует эти вопросы. Но очевидно, что результат такой политики — ухудшение положения сотен и даже тысяч зеленоградцев.

Если уж из города забирают единственного и востребованного врача-специалиста и вернуть его никак невозможно, необходимо обсуждать компенсацию пациентам транспортных расходов. По крайней мере в тех случаях, где время в пути на общественном транспорте или стоимость проезда на такси превышает определенный разумный лимит.

Технически обеспечить такую компенсацию, с учетом всех электронных сервисов Москвы, очевидно возможно (например, во время эпидемии ковида после записи к врачу автоматически разблокировались социальные карты для оплаты проезда). Средства в бюджете тоже можно найти, с учетом его социальной направленности: к примеру, сократив расходы на тотальную, но неэффективную по мнению многих врачей диагностику той же онкологии, или на премирование врачей за раннее выявление рака, которое может приводить к необоснованному назначению исследований.

Но для этого не должны молчать сами пациенты и родственники. Необходимо требовать у всех органов власти решения этой проблемы. Вы можете описать проблему своими словами, на своём примере, или дать ссылку на эту публикацию, и также потребовать её исправления. Возможные адресаты (можно отправить всем):

 

 

Примеры назначения компенсаций за транспортные услуги есть, правда единичные. Например, в 2020 году в Алтайском крае пациент через прокуратуру потребовал обеспечить проезд от своего дома до больницы, где ему делали гемодиализ. Чтобы не умереть, он был вынужден регулярно ездить 70 км на общественном транспорте или автомобиле (это сопоставимо с расстоянием от Зеленограда до 62-й больницы). Суд удовлетворил это требование, посчитав, что проезд до места оказания медицинской помощи является неотъемлемой частью медицинской услуги. Суд также обратил внимание, что по закону доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются, в частности, транспортной доступностью медицинских организаций для всех групп населения.

Источник: zelenograd

Поделиться ссылкой:
Похожие новости