Выполнимы ли «майские указы»?

30 июня, 2021

Преодоление экономического, социального и демографического кризисов – залог возрождения России и осуществления прорыва

Сегодня только откровенно ангажированный деятель не констатирует факт практического провала президентских майских указов 2012 года. Следует напомнить, что в соответствующих нормативных актах ставились задачи добиться увеличения ВВП, промышленного производства, создания миллионов высокотехнологичных рабочих мест, внедрения инноваций, роста инвестиций, повышения уровня заработных плат и пенсий. Безусловно, без преодоления социально-экономического кризиса шансы на укрепление позиций России приравнены нулю.

После реставрации капитализма наша страна столкнулась с двумя серьёзными вызовами. Во-первых, речь идёт о сокращении и вымирании численности населения Российской Федерации, способного, согласно оценке Всемирного банка, обернуться в перспективе масштабной депопуляцией страны либо замещением её народов, со всеми вытекающими последствиями. Только в 1992 – 2010 гг., по данным Федеральной службы государственной статистики, численность населения Российской Федерации уменьшилась с 148 514,7 тысяч до 141 832, 9 тысяч человек. Одновременно Росстат фиксировал после проведения «пенсионной реформы» в 2018 году новую волну сокращения численности населения. Соответствующие тенденции не утихают вплоть до настоящего времени. Потеря Россией в 2020 году свыше 600 тысяч соотечественников заставляет, как минимум, задуматься о происходящем.

Во-вторых, усиление с 2014 года геополитического давления на Россию, инспирирование военных конфликтов вблизи государственных границ, затягивание на шее санкционной удавки, — всё это диктует необходимость принятия мер по ускоренному воссозданию и  развитию производственного потенциала. Ведь именно наличие у государства экономической силы, а не только абстрактные декларации «независимости» позволяют выдерживать натиск внешних противников, зарящихся на национальное достояние страны. Истории известны примеры, когда страны периферии со слаборазвитой национальной промышленностью, экономически уязвимые и подконтрольные иностранному капиталу, оказывались в момент решающих внешнеполитических событий на грани катастрофы. Мы ни в коем случае не должны допустить повторения подобных событий.

Одновременно невозможно закрывать глаза на обострение социальных проблем как на базовое препятствие на пути к преодолению демографического кризиса. Результаты проведённого в 2008 году ВЦИОМом опроса населения недвусмысленно подтверждают это. В качестве факторов, блокирующих рост рождаемости, респонденты называли низкий уровень жизни и высокие цены (20%), низкий уровень детских пособий (19%), ограниченное количество детских воспитательных учреждений (17%), низкое качество медицинского обслуживания (13%), жилищную проблему (8%), коммерциализацию образования и медицины (7%), безработицу (4%), беспризорность (3%), алкоголизм (1%), действия бюрократии (0,4%).

Соответственно, ускоренное развитие экономики (главным образом её реального сектора), реиндустриализация, воссоздание сельскохозяйственной отрасли, проведение активной политики доходов, повышение зарплат и пенсий, создание условий, благоприятствующих достойной жизни и свободному развитию каждого, — всё это действительно является непременными условиями укрепления позиций России в мире, её выхода из демографической ямы. Однако поставленные в «майских указах» задачи относительно новых рабочих мест, роста производительных сил, инновационного прорыва, повышения зарплат и пенсий остались невыполненными. Отсутствие в течение практически десятилетия полноценного экономического роста, повышения уровня и качества жизни народа, возобновление деструктивных демографических процессов прямо свидетельствуют об этом. На чьи-то плечи ложится ведь ответственность за неисполнение данных стране обещаний?

Взять на вооружение Иркутский опыт выполнения социальных обязательств

Правда, на слуху утверждения о «невыполнимости» указов президента, изданных 7 мая 2012 года. Некоторые полагают, что в условиях непростого финансово-экономического положения России достичь социальных целей якобы сложновато. Соответствует ли это действительности? Смотря, о чём идёт речь.

Конечно, попытки кабинета министров посадить социальную сферу на голодный финансовый паёк, наглое провозглашение принципа «денег нет – но вы держитесь», несомненно, толкают Россию в пучину хаоса и деградации. Равно как и советы тех, кто призывает к «затягиванию поясов». В конце концов, речь идёт не просто о создании благоприятных условий для жизни и свободного развития народа, но и о своеобразном инструменте решения задачи перевода экономики на путь устойчивого развития. Ни для кого не секрет, что рост доходов широких слоёв населения и повышение платёжеспособного спроса способствуют укреплению позиций отраслей, ориентированных на конечного потребителя. Ускоренное развитие внутреннего рынка служит надёжной гарантией сохранения устойчивого экономического роста, своеобразной страховкой на случай мирового кризиса. В этом, в частности, заключается секрет сохранения развития Китайской народной республикой и Белоруссии в 2008 – 2009 гг. Недаром даже ряд прокапиталистических правительств (например, в США в период «Нового курса» Ф.Д. Рузвельта, в ФРГ при Аденауэре и Эрхарде) социально-ориентированные меры рассматривались в качестве инструмента стимулирования развития экономики. Важно обратить внимание на то, что перечисленные деятели пошли на такой шаг на начальном этапе, когда народное хозяйство ещё продолжало пребывать в состоянии кризиса. И никто не обвинял ни Рузвельта, ни Эрхарда в «популизме». Также следует сказать и про весьма ограниченную, но определённую реализацию «национальных проектов» в социальной сфере в 2005 – 2008 гг., обернувшихся минимальными позитивными результатами.  Например, удалось провести хотя бы частичную модернизацию технической базы здравоохранения. До присоединения России в ВТО наблюдались незначительные, но определённые позитивные сдвиги в сельскохозяйственной отрасли.

Таким образом, сами цели достижимы. Вопрос в том, какие конкретно меры предпринимаются для реализации обозначенных задач.

Следует отметить, что только Иркутская область под руководством губернатора-коммуниста С.Г. Левченко смогла выполнить «майские указы» 2012 года. Например, только в 2015 – 2018 гг. валовой региональный продукт Иркутской области вырос с 1001,7 млрд. рублей до 1365,2 млрд. рублей, инвестиции в основной капитал – с 206,1 млрд. рублей до 316 млрд. рублей (по данному показателю регион переместился за 2015 – 2018 гг. с 20-ого на 13-ое место в России), производство валовой продукции сельского хозяйства – с 53,6 млрд. рублей до 63 млрд. рублей), доходы областного бюджета – с 104,4 млрд. рублей до 163,3 млрд. рублей. За это же время возрос объём средств, направляемый на строительство, реконструкцию и капитальный ремонт социальных объектов (с 2,9 млрд. рублей до 8,2. млрд. рублей). Количество введённых объектов социальной сферы выросло с 55 до 138, введённых в действие жилых домов – с 922,6 тыс. кв.м. до 987,5 тыс. кв.м. Среднемесячная номинальная зарплата повысилась с 32 704 рублей до 42 647 рублей. Заработная плата в промышленном секторе выросла на 6,6%, работников социальной сферы – на 19,8%. Увеличился объём средств, направляемый на социальную поддержку населения – с 20,3 млрд. рублей до 24,2 млрд. рублей. В целом, согласно данным Аналитического кредитного рейтингового агентства, валовой региональный продукт Иркутской области вырос за 2015 – 2019 гг. на 34,7%, в то время как суммарный ВРП всех регионов России за аналогичный период увеличился лишь на 17,4%.

Следует отметить, что перечисленные достижения являлись отнюдь не случайностью. Целенаправленное развитие реального сектора экономики без упований на мнимую чудодейственность «невидимой руки рынка», формирование системы централизованного государственного планирования, содействие народным предприятиям, переориентация бюджетной политики на развитие производительных сил, социальной сферы, здравоохранения, науки и образования, — всё это заложило основы развития региона, повышения зарплат, пенсий и уровня благосостояния жителей Иркутской области. Несомненно, особая роль принадлежит борьбе за справедливое и рациональное распределение финансовых потоков, сырьевых богатств. Перекрытие возможности уходить от уплаты налогов подразделениям «Русала», «Роснефти» и филиалам иных крупных гигантов, установление государственного контроля над лесным комплексом, проведение последовательной борьбы против «чёрных лесорубов», ранее обманывавших региональную казну, — данные меры на определённое время позволили добиться увеличения доходной части областного бюджета и, как следствие, мобилизовать финансовые ресурсы для решения ключевых задач в социально-экономической сфере. 

Одновременно заметим, что аналогичным образом в 1998 – 1999 гг. правительству Евгения Примакова и Юрия Маслюкова удалось даже в невероятно тяжёлых финансовых условиях добиться хотя бы частичного снятия остроты социального кризиса, выплатив задолженности по зарплатам, пенсиям, пособиям, уделив внимание социальным отраслям. Известно, что тогда некоторые запугивали страну масштабной катастрофой в случае воплощения в жизнь подобной меры. Однако время показало, на чей стороне оказалась правда. Они решили вышеупомянутую проблему за счёт принятия целенаправленных мер по развитию реального сектора экономики посредством сдерживания роста цен и тарифов сырьевых компаний и естественных монополий, переориентации финансовой, денежно-кредитной и налоговой политики в интересах производительных сил, поворота к социальной сфере, что послужило мотором для отраслей, ориентированных на внутренний рынок. Кроме того, аналогичная борьба за справедливое распределение национальных ресурсов, за расширение доходной части бюджета позволили получить средства, позарез необходимые для решения общенациональных задач. Введение государственной монополии на водку, валютного регулирования, введение государственного контроля над деятельностью экспортёров сырьевых ресурсов, пресечение сомнительной деятельности влиятельных представителей «семибанкирщины», — всё это позволило на какое то время хотя бы частично стабилизировать обстановку, мобилизовать финансовые ресурсы для решения ключевых проблем России и народа.

Бесперспективность скрещивания ужа с ежом

В свою очередь, на общефедеральном уровне мы наблюдаем совершенно иную картину. Действительно обеспечить экономический рост и проведение сильной социальной политики невозможно одними заклинаниями и призывами. Требуется создание целого ряда условий, способствующих данным явлениям. В этой связи вспоминается 1993 год, когда в канун апрельского референдума (Да – да – нет – да) марионеточный ельцинский режим в целях политического сохранения стремился аналогичным образом привлечь внимание избирателей. Например, ельцинские «мартовско-апрельские» указы 1993 года тоже содержали социальный оттенок. К ним относятся: указ «О неотложных мерах по стабилизации уровня жизни населения России в 1993 году» (27 марта 1993 года), распоряжение президента «О создании Национального фонда содействия инвалидам Российской Федерации» (27 марта 1993 года), указ «О защите сбережений граждан Российской Федерации», предусматривающий, в частности, компенсационные выплаты малоимущим категориям населения потерь от обесценивания их вкладов (28 марта 1993 года). Также нужно упомянуть про такие документы как указ «О денежном довольствии военнослужащих, а также лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел» (19 апреля 1993 года), указ «О размерах социальных пособий и компенсационных выплат семьям с детьми и другим категориям граждан» (20 апреля 1993 года). Аналогичным образом Кремль маневрировал в канун президентских выборов 1996 года, издавая серию указов о зарплатах, пенсиях и о социальных отраслях в целом. Но тогда это не повлияло на изменение обстановки. А иначе быть не могло в условиях отсутствия внимания к вопросу развития производительных сил, в условиях целенаправленного занижения доходной части бюджета, отказа от пресечения попыток правящего класса перетянуть одеяло финансовых ресурсов в свою пользу. В результате не удалось скрестить ужа с ежом. Примерно то же самое происходит и сейчас.

Когда национальную экономику де-факто сажают на голодный финансовый паёк, забирая львиную долю оборотных средств у предприятий посредством громоздких ставок по кредитам, запутанной налоговой системы, растущих тарифов на сырье и на электроэнергию, когда провозглашается «недопустимость» каких-либо вливаний денег в народное хозяйство, когда национальный производитель поставлен в заведомо неравные условия с зарубежными конкурентами, а последние имеют преимущества, когда происходит демонтаж оставшихся социальных гарантий (вроде пенсионной «реформы» и коммерциализации социальных отраслей), ведущий к сужению покупательной способности населения, — вполне понятно, что в этих условиях наивно рассчитывать на выход из социально-экономического тупика. Монетаристские подходы никогда не оборачивались выходом страны на стезю устойчивого и ускоренного развития, повышением благосостояния народа. Сопоставьте Китай и Белоруссию, с одной стороны, и государства Восточной Европы, с другой стороны. Тогда все вопросы исчезнут. Добавить к этому нежелание отменить закон «Об автономных учреждениях», де-факто превратившего руководителей больниц, поликлиник, школ, ВУЗов в своеобразных финансовых топ-менеджеров, свободно распоряжающихся финансовыми потоками, так станет ясно, почему в нынешних условиях в наибольшей степени от майских указов выгоду получило отнюдь не большинство работников социальных отраслей.

Попытки же оправдать подобные действия «отсутствием денег» представляют собой стремление переложить с больной головы на здоровую. Те, кто произносит повторяет подобные мантры, не стесняются даже в условиях кризиса то увеличивать расходы на содержание управленческого аппарата, то на функционирование и на создание «Ельцин-центров», то на спасение на основании «закона Роттенберга» олигархических бизнес-империй, то на увеличение финансирования обеспечения деятельности средств массовой информации и т.д. Сколько раз левопатриотические силы ставили вопрос о реализации мер, которые могли бы расширить доходную часть бюджета и, как следствие, осуществить социально-экономические проекты, в которых нуждается наша страна. Однако Кремль и правительство с порога отвергают предложения и о практикующейся даже в капиталистических государствах национализации, и о монополии на водку, и о прогрессивном подоходном налоге, и о валютном контроле. Следовательно, пресловутая концепция дерегулирования, ставка на сохранение статуса «священной коровы» олигархии блокируют не только развитие, но и возможность выживания нации, со всеми вытекающими последствиями.

Новая система – залог преодоления социального кризиса

Впрочем, в «майских указах» ставились задачи формирования системы стратегического планирования, деофшоризации, регулирования тарифов на энергоносители, переориентации финансовой и кредитной политики на развитие экономики, предоставление неолигархическим хозяйствующим субъектам налоговых льгот, ликвидацию законодательных ловушек, направленных против производственного комплекса и т.д. Не говоря уже о государственном внимании социальной сфере. Получается, что де-факто признана необходимость взятия на вооружение новых подходов в социально-экономической политике? Однако кабинет министров продолжал проводить старую линию. Один только фактический публичный отказ премьер-министра Дмитрия Медведева от стратегического планирования, прозвучавший после подписания президентского указа, говорит сам за себя. Точно также во всем остальном. И ликвидация институтов промышленной политики, и исключение реального сектора экономики и социальной сферы из числа приоритетов бюджетной политики при применении иных подходов чиновничеству, сыскных структур, банковско-сырьевого сектора, к вопросу приобретения американских казначейских облигаций. То же самое касается и правительства Михаила Мишустина, не только продолжающего руководствоваться монетаристскими неолиберальными подходами, но и сосредоточившегося исключительно на «цифровизации», что однозначно не имеет отношения к решению проблем реального сектора экономики и благосостояния нации. Казалось бы, не выполняет кабинет министров распоряжения главы государства, проводит в жизнь противоположное – так смените его, сформируйте коалиционное правительство народного доверия, перестаньте делать ставку на доминирование поборников доктрины «вашингтонского консенсуса». Не наблюдаем мы подобного. Что же, кадры решают всё. Вот мы и видим, чем для России оборачивается подход Кремля к вопросам кадровой политики. Впрочем, разве от политических наследников Анатолия Собчака и Бориса Ельцина, от ставленников Бориса Березовского можно было ожидать кардинального изменения действий? Не для того они вели беспощадную борьбу против Евгения Примакова, Геннадия Зюганова и Павла Грудинина, чтобы потом привлекать их к соучастию в решении общегосударственных проблем, чтобы потом заменять монетаристов и ставленников олигархии на тех, кто выступал за смену курса и системы.

Следует добавить, что многие промышленники, учёные, эксперты и представители разных политических течений ещё до введения антироссийских санкций заявляли о бесперспективности вступления России в ВТО. Равно как и про контрпродуктивное влияние компрадорской буржуазии на положение нашей страны. Однако в «майских указах» нет ни слова ни о выходе из ВТО, ни о национализации минерально-сырьевой базы. Однако там присутствует тезис о продолжении приватизации государственной собственности, что небыстро, но осуществляется. Можно долго приводить теоретические соображения относительно стремления сделать ставку на всеобъемлющее разгосударствление экономики. Но мы ограничимся лишь констатацией факта «выигрыша» от данной практики либо поднявшейся на разрушении социализма олигархии, либо иностранного капитала. Истории с продажей части акций Сбербанка в 2012 году и части «Роснефти» в 2016 году зарубежным структурам, крымской «Массандры» петербургскому банку «Россия», подконтрольного выходцам из известного дачного кооператива, объектов электроэнергетики – олигархическим структурам вроде «Реновы», а в регионах – аффилированным с местным государственным руководством коммерсантам, являются тому подтверждением. Совершенно очевидно, что олигархия империалистических государств развёртывает свою «бурную деятельность» отнюдь не для укрепления мощи своих потенциальных конкурентов. Напротив, «глобалисты» ищут возможность удушить остатки производственного потенциала в подконтрольных им странах. Разумеется, они одержимы стремлением выкачивать как можно больше ресурсов из «опекаемых» ими регионов. Что же касается нашего правящего класса, то укрепившиеся за счёт коррупционных связей с представителями власти, за счёт «распила» по сомнительным схемам во время приватизации  государственной собственности, монопольного сговора «эффективные менеджеры», стремящиеся замести следы своей деятельности и по определению не будут настроены на долгосрочное развитие. Как любая банда всегда пытается уйти от возможного преследования, так и клептократы всё время делают всё, чтобы их проделки не были припомнены им не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе. Вполне понятно, что соответствующая практика не приведёт к позитивным сдвигам.

Таким образом, преодоление социально-демографического кризиса, введение справедливой оплаты труда, отмена антинародных законов вполне возможны. Но они станут реальностью только в случае победы левопатриотических сил во главе с КПРФ. Включайтесь в систему общественного контроля за выборами, приходите в массовом порядке только на избирательные участки и исключительно 19 сентября (в воскресенье) – тогда удастся добиться результата. Итоги второго тура выборов губернатора Иркутской области, прошедшего в 2015 году, доказали, что чем выше явка избирателей, тем меньше шансов у правящего класса добиться желанного ему результата посредством манипуляции выборами. Вместе – победим!

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Поделиться ссылкой:
Похожие новости
Имя : 
E-Mail : 
Комментарий: