Мне было всего пятнадцать лет… Хромогина Роза Самойловна, медсестра военного госпиталя

июля 4, 2010

Хромогина Роза СамойловнаЯ родилась 28 июля 1926 года в селе Дубровно Оршанского района. Там служил мой отец, он был коммунистом. Когда он окончил институт журналистики, его направили работать в газету «Советская Белоруссия», и наша семья: папа,мама и я с сестрой – переехала в Минск. В 1939 году, выполняя задание газеты, папа погиб. Я училась в Минске в новой средней школе № 2. Рядом построили очень хороший Дворец пионеров. У нас был дружный класс, вместе ходили на каток, на занятия во Дворец пионеров, во всём помогали друг другу. Была очень счастливая жизнь в свободной стране.
22 июня 41 года мы собирались идти на озеро. У нас уже начинались каникулы. Я слушала радио. Объявили, что будет говорить Молотов. Молотов сказал, что фашистская Германия вероломно напала на нашу страну, Советский Союз.
23 июня наш город начали бомбить. 25-26 июня город сильно бомбили, все горело. И мы решили выйти из горящего города. Все уходили по-разному. Мы шли по шоссе, долго шли. Как-то ночью на нас пустили ракеты. Послышался какой-то страшный звук, появились немецкие самолеты. У них были мощные фонари, все было видно, как днём. Самолёты гонялись за бегущими людьми и расстреливали их из пулемётов. Погибло много народу. Когда налёт кончился, я не смогла найти маму и сестру. Нас, оставшихся в живых, охватила злоба и ненависть к нелюдям, убивающим беззащитных женщин, детей и стариков. Мы поняли, что на нас напал жестокий, коварный и безжалостный враг и что, если мы его не победим, то он нас уничтожит, и поэтому надо все силы приложить, чтобы его победить. Мне повезло, что я встретила после  налета сотрудников папиной редакции, которые взяли меня с собой. Мы долго шли до Могилева. Нас все время обстреливали. Подошли к мосту через Днепр, и тут стали бомбить мост. Но там были и наши самолеты, и они не дали разбомбить мост. В Могилеве мы не задержались. Поехали на поезде до города Гомель, где редакция приступила к выпуску газеты. Мне поручили работу технического редактора, исправляющего ошибки текста. Когда немцы в августе подошли к Гомелю, нас, женщин, вывезли из города и отправили в тыл эшелонами. Поезда бомбили, но железная дорога работала очень четко. Оставшиеся в городе мужчины редакции потом ушли в партизаны.
Нас привезли в узбекский город Андижан. Когда в городе объявили о прибытии эшелона с беженцами, жители прибежали нас разбирать по своим семьям. Меня забрал один мужчина, он участвовал в гражданской войне, был ранен в ногу. У него были жена и двое детей. Я пошла в райком комсомола просить, чтобы меня послали учиться на курсы медсестер или радистов, а затем на фронт. Но мне было всего 15 лет и мне отказали. Я стала работать в парикмахерской. Я как ученица и полы мыла, и за салфетками ходила. Узбеки очень хорошо к нам относились. Там рядом с парикмахерской был госпиталь. Я пошла к комиссару госпиталя и сказала, что я осталась одна и ненависть к захватчикам не покидает душу. Сказала, что хочу хоть чем-то помочь, чтобы приблизить победу над врагом. «Может быть, вы поедете на фронт, возьмите меня на фронт». И он сказал: «Приходите, помогайте». И я приходила, мыла пол, за ранеными ухаживала.
Когда госпиталь поехал на фронт в марте 1942 года, я плакала, упрашивала, чтобы меня взяли. И меня всё-таки взяли.
Мы уехали с госпиталем на Южный фронт. Долго ехали. Вокруг все было разрушено,разгромлено. У нас была такая злоба к врагам за то, что сделали с нашей Родиной, что мы работали день и ночь, чтобы вылечить госпитализированных раненых. Война – это тяжелый труд. Наш эшелон, в котором был госпиталь, прибыл на узловую станцию Дарница. Мы ждали, потому что в первую очередь шли поезда с военными. И так получилось, что там был поезд с горючим, санпоезд с ранеными, наш поезд. И вдруг налетели немецкие самолеты, и началась бомбежка. Мы стали помогать выносить раненых. Было страшно. Получили благодарность от нашего командующего фронтом генерала Ватутина за то, что раненых вынесли.
Потом нас послали лечить немецких военнопленных в Киев. Мы отказывались, не хотели, но Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин сказал, что гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается. И пришлось мне конец войны встречать в Киеве, в госпитале, где лечили немецких военнопленных. Мы любили свою Советскую Родину. Мы жили в свободной стране. Поэтому мы ее так защищали и поэтому победили. 

Медсестра военного госпиталя
Хромогина Роза Самойловна

Комментариев нет в "Мне было всего пятнадцать лет… Хромогина Роза Самойловна, медсестра военного госпиталя"

Ваши мысли приветствуются!

Имя : 
E-Mail : 
Сайт : 
Комментарий :